Писатели-юбиляры (сентябрь 2017)

3 сентября 90 лет со дня рождения белорусского писателя Алеся (Александра) Михайловича Адамовича (1927-1994)

Ро­дил­ся 3 сен­тяб­ря 1927 го­да в де­ревне Ко­ню­хи Мин­ской об­ла­сти в се­мье вра­ча. Как пи­сал об этом сам Ада­мо­вич: «Са­мое та­ин­ствен­ное, ле­ген­дар­ное ме­сто в мо­ей био­гра­фии — эти са­мые Ко­ню­хи, в них я ро­дил­ся… Я ни­че­го из ко­ню­хов­ской жиз­ни не пом­ню…». Неуди­ви­тель­но, что сво­ей ма­лой ро­ди­ной пи­са­тель счи­тал по­сё­лок Глу­ша Боб­руй­ско­го рай­о­на, ку­да се­мья пе­ре­еха­ла в 1928 го­ду в свя­зи с на­прав­ле­ни­ем от­ца на ра­бо­ту. «А на­сто­я­щая ма­лая ро­ди­на, где я вхо­дил в воз­раст и в жизнь — ра­бо­чий по­се­лок Глу­ша. Со­вет­ское уточ­не­ние: стекло­за­вод «Ко­мин­терн». В Глу­ше бу­ду­щий пи­са­тель учил­ся с пер­во­го по седь­мой класс. Очень лю­бил чи­тать, осо­бен­но про­из­ве­де­ния Алек­сандра Сер­ге­е­ви­ча Пуш­ки­на. Мно­го пе­ре­чи­ты­вал «Вой­ну и мир» Льва Ни­ко­ла­е­ви­ча Тол­сто­го. В Глу­ше его за­ста­ла Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная вой­на. Отец, став­ший ещё в ян­ва­ре 1940 го­да во­ен­ным вра­чом, ушёл на фронт. Мать — ак­тив­ная участ­ни­ца Глу­шан­ско­го под­по­лья, бу­дучи за­ве­ду­ю­щей мест­ной ап­те­кой, при­во­зи­ла из Боб­руй­ска ме­ди­ка­мен­ты для пар­ти­зан­ско­го от­ря­да име­ни Ки­ро­ва. В 1943 вме­сте с ма­те­рью и стар­шим бра­том Ев­ге­ни­ем «ушёл в лес» - в пар­ти­зан­ский от­ряд име­ни Ки­ро­ва 37 брига­ды име­ни Пар­хо­мен­ко Мин­ско­го со­еди­не­ния. Ухо­дя в пар­ти­за­ны, Алесь бу­хан­ку хле­ба, по­ло­жен­ную ему ма­те­рью в сум­ку за­ме­нил… од­но­том­ни­ком Пуш­ки­на! В от­ря­де он неко­то­рое вре­мя вы­пол­нял хо­зяй­ствен­ные ра­бо­ты по ла­ге­рю, а за­тем на­равне со взрос­лы­ми стал участ­во­вать в бо­ях. В кон­це 1943 го­да в тя­жё­лом бою под ре­кой Бе­ре­зи­ной от­ряд по­те­рял по­чти всех сво­их бой­цов, Ада­мо­вич был од­ним из немно­гих, остав­ших­ся в жи­вых.

В 1944 го­ду по ко­ман­ди­ров­ке Цен­траль­но­го шта­ба пар­ти­зан­ско­го дви­же­ния был от­прав­лен в ал­тай­ский го­род Ле­ни­но­горск, где в эва­ку­а­ции жи­ла его тё­тя. Там устро­ил­ся на ра­бо­ту и по­сту­пил в Ле­ни­но­гор­ский гор­но-ме­тал­лур­ги­че­ский тех­ни­кум. В Ле­ни­но­гор­ске он встре­тил День По­бе­ды. Был на­граж­дён ме­да­лью «Пар­ти­за­ну Оте­че­ствен­ной вой­ны».

Вер­нув­шись в Бе­ло­рус­сию, экс­тер­ном сдал школь­ные эк­за­ме­ны и по­сту­пил на фило­ло­ги­че­ский фа­куль­тет БГУ (Бе­ло­рус­ско­го го­судар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та). В 1948 го­ду на­чал ра­бо­тать над ро­ма­ном «Сы­но­вья ухо­дят в бой», поз­же во­шед­шим в ди­ло­гию «Пар­ти­за­ны».

Ра­бо­ту над ро­ма­ном про­дол­жал и во вре­мя учё­бы в ас­пи­ран­ту­ре. То­гда же на­чал вы­сту­пать в пе­ча­ти как кри­тик. Осве­щал про­бле­мы ро­ман­но­го жан­ра, твор­че­ско­го сти­ля, ху­до­же­ствен­ной ин­ди­ви­ду­аль­но­сти. В 1954 го­ду по­сле за­щи­ты кан­ди­дат­ской дис­сер­та­ции ра­бо­тал пре­по­да­ва­те­лем бе­ло­рус­ской ли­те­ра­ту­ры на фило­ло­ги­че­ском фа­куль­те­те БГУ, а за­тем стал со­труд­ни­ком Ин­сти­ту­та ли­те­ра­ту­ры им. Ян­ки Ку­па­лы АН БССР.

В 1958 го­ду вы­шло его ли­те­ра­ту­ро­вед­че­ское ис­сле­до­ва­ние «Путь к ма­стер­ству: Ста­нов­ле­ние ху­до­же­ствен­но­го сти­ля Кузь­мы Чор­но­го». В 1959 — сбор­ник ли­те­ра­тур­но-кри­ти­че­ских ста­тей «Куль­ту­ра твор­че­ства». «Я ки­нул­ся в кри­ти­ку, весь, со все­ми мыс­ля­ми и эмо­ци­я­ми. И ли­те­ра­тур­ная кри­ти­ка, мо­гу за­сви­де­тель­ство­вать, спо­соб­на стать тво­ей стра­стью, но по­ка ты ве­ришь, что это «не бу­ря в ста­кане во­ды», а по-на­сто­я­ще­му об­ще­ствен­ное де­ло».

В на­ча­ле 60-х кри­ти­че­ские и ли­те­ра­ту­ро­вед­че­ские ста­тьи сме­ня­ют­ся про­за­и­че­ски­ми про­из­ве­де­ни­я­ми. Ди­ло­гия «Пар­ти­за­ны» («Вой­на под кры­ша­ми» (1960), «Сы­но­вья ухо­дят в бой» (1963) ос­но­ва­на на вос­по­ми­на­ни­ях ав­то­ра. Тут и пят­на­дца­ти­лет­ний под­ро­сток-пар­ти­зан, ед­ва не на­ка­зан­ный стро­го за по­те­рян­ную вин­тов­ку, и его мать Ан­на Ми­хай­лов­на. Поз­же он от­ме­тил: «Ес­ли мне что и уда­лось в ро­мане «Вой­на под кры­ша­ми», то это по­то­му, что преж­де эту кни­гу мать на­пи­са­ла соб­ствен­ной жиз­нью».

«По­след­ний от­пуск» - по­весть о жиз­ни со­вет­ской на­уч­ной ин­тел­ли­ген­ции. (1969).

«Ха­тын­ская по­весть» (1971) — рас­сказ от име­ни пар­ти­за­на Фло­ри­а­на Пет­ро­ви­ча Гай­шу­на, ко­то­рый чу­дом не стал жерт­вой ка­ра­те­лей, с тру­дом вы­рвал­ся из об­ла­вы, ослеп. Гай­шун вспо­ми­на­ет: «Мы же ви­де­ли толь­ко па­ла­чей, толь­ко их, кто хо­тел за­гнать нас в ам­бар, чтобы удоб­нее сде­лать из нас об­щий фа­кел, по­быст­рее пре­вра­тить в без­опас­ные для них тру­пы… И я ме­тал­ся вме­сте со все­ми вдоль стен­ки из мо­ря ов­ча­рок и па­ла­чей». При этом сам ав­тор всту­па­ет в диа­лог со сво­им ге­ро­ем.

«-Фло­ри­ан Пет­ро­вич…. Я вот ду­маю, как лю­ди окле­ве­та­ли жи­вот­ных… Ведь са­мый кро­во­жад­ный зверь ред­ко ко­гда за­гры­за­ет на­смерть се­бе по­доб­но­го…»

Ав­тор ста­но­вит­ся ле­то­пис­цем, об­ра­ща­ясь к уцелев­шим в ха­тын­ском огне бе­ло­ру­сам — с ука­за­ни­ем адре­сов и фа­ми­лий. По­сле «Ха­тын­ской по­ве­сти» Ада­мо­вич пи­сал: «Есть, ока­зы­ва­ет­ся, прав­да, необ­хо­ди­мая, боль­шая, ко­то­рую ли­те­ра­ту­ра, од­на­ко, не в си­лах не толь­ко вы­ра­зить вполне, но и про­сто во­брать, удер­жать» (Ли­те­ра­тур­ное обо­зре­ние. - 1975. - № 4.)

В 1975 го­ду вы­шла сов­мест­ная с бе­ло­рус­ски­ми пи­са­те­ля­ми Ян­кой Бры­лем и Вла­ди­ми­ром Ко­лес­ни­ком до­ку­мен­таль­ная по­весть «Я из ог­нен­ной де­рев­ни...». В кни­ге ис­поль­зо­ва­ны под­лин­ные рас­ска­зы бо­лее 300 сви­де­те­лей ха­тын­ских тра­ге­дий, лю­дей, «вы­шед­ших из ог­ня и зем­ли».

В 1979 го­ду вы­шла сов­мест­ная с Да­ни­и­лом Га­ни­ным «Бло­кад­ная кни­га». В ней за­фик­си­ро­ва­но пе­ре­жи­тое ле­нин­град­ца­ми, их име­на и адре­са.

Не ме­нее страш­ной ста­ла по­весть «Ка­ра­те­ли. Ра­дость но­жа, или Жиз­не­опи­са­ние ги­пер­бо­ре­ев» (1980). В по­ве­сти шесть глав — по чис­лу со­жжён­ных вме­сте с людь­ми по­сёл­ков. Пер­во­на­чаль­но она за­ду­мы­ва­лась как «сны двух ти­ра­нов» - Гит­ле­ра и Ста­ли­на. Ста­ли­ну бы­ла по­свя­ще­на до­пол­ни­тель­ная гла­ва « Дуб­лёр: Сны с от­кры­ты­ми гла­за­ми». При этом сам ав­тор счи­тал эту гла­ву ос­нов­ной, по­свя­тив её пси­хо­ло­ги­че­ской за­гад­ке фе­но­ме­на Ста­ли­на. «Сны с от­кры­ты­ми гла­за­ми» устав­ше­го, по­до­зри­тель­но­го, стра­да­ю­ще­го ма­ни­ей пре­сле­до­ва­ния и окру­жён­но­го стра­хом дик­та­то­ра. Несмот­ря на то, что гла­ва бы­ла на­пи­са­на ещё в 1979 го­ду, чи­та­те­ли смог­ли уви­деть её толь­ко через 9 лет.

В 70-х го­дах Ада­мо­вич про­дол­жал ра­бо­ту в жан­ре кри­ти­ки и ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ния. Им вы­пу­ще­ны кни­ги: «Мас­штаб­ность про­зы» (1972), «Го­ри­зон­ты бе­ло­рус­ской про­зы» (1974), «Из­да­ли и вбли­зи» (1976). Осо­бое вни­ма­ние он уде­лял про­бле­мам свя­зи бе­ло­рус­ской ли­те­ра­ту­ры с дру­ги­ми сла­вян­ски­ми ав­то­ра­ми — твор­че­ству Кузь­мы Чор­но­го, Ва­си­ля Бы­ко­ва, Мак­си­ма Го­рец­ко­го, Ива­на Ме­ле­жа и дру­гих. В 80-х го­дах вы­шли ста­тьи: «По пра­ву люб­ви» (1980), «До­сто­ев­ский по­сле До­сто­ев­ско­го» (1981), «Ни­че­го важ­нее» (1982).

В 1986 го­ду пи­са­тель мно­го уде­лял вни­ма­ния тра­ге­дии на Чер­но­быль­ской АС, ко­то­рую он ста­вил в од­ну це­поч­ку с Ку­ро­па­та­ми и Ха­ты­нью. «Ви­нов­ни­ков Чер­но­бы­ля на­до су­дить, – пи­сал он. – Ведь ес­ли не оста­но­вить эту без­от­вет­ствен­ность, эту кру­го­вую по­ру­ку и боль­шую ложь на всех уров­нях, мы не спа­сем­ся и от Чер­но­бы­ля, и от неиз­беж­ных но­вых ка­та­строф». О про­бле­мах ядер­но­го апо­ка­лип­си­са им бы­ла на­пи­са­на по­весть «По­след­няя пас­то­раль».   В 1987 Ада­мо­вич пе­ре­ехал из Мин­ска в Моск­ву и стал ди­рек­то­ром НИИ ки­но­ис­кус­ства. В мае-июне 1989 Ада­мо­вич в ка­че­стве де­пу­та­та при­нял де­я­тель­ное уча­стие в ра­бо­те I Съез­да на­род­ных де­пу­та­тов СССР. Ми­тин­ги и съез­ды, в ко­то­рых участ­во­вал Ада­мо­вич в эти дни, не по­ме­ша­ли ему в кон­це 1991 за­кон­чить ра­бо­ту над по­ве­стью «Ве­не­ра, или как я был кре­пост­ни­ком» (Неман. - 1992. - № 7.). В 1993-1994 го­дах вы­шла его по­след­няя кни­га«Vixi» («Про­жи­то»).

 

Советуем прочитать и провести:

  • Ру­баш­кин, А. «От­вра­ще­ние про­бу­дить к убий­ству» [Текст] : [о жиз­ни и твор­че­стве пи­са­те­ля Але­ся Ада­мо­ви­ча] / А. Ру­баш­кин // Звез­да . - 2012 . - № 9. - С. 142-154.
  • На­ша­ха­ло­ва, К. Да­ни­ил Гра­нин : «Чу­до вы­ше при­чин» [Текст] : 8 сен­тяб­ря - День па­мя­ти жертв бло­ка­ды Ле­нин­гра­да : [о кни­ге А. Ада­мо­ви­ча «Бло­кад­ная кни­га»] / К. На­ша­ха­ло­ва // Ко­стер. - 2013. - № 9. - С. 4.


5 сентября (24 августа) 200 лет со дня рождения русского писателя, поэта, драматурга Алексея Константиновича Толстого (1817-1875)

Ро­дил­ся 5 сен­тяб­ря (24 ав­гу­ста) 1817 го­да в Пе­тер­бур­ге. Ко­гда Алек­сею не бы­ло и трёх ме­ся­цев, его ро­ди­те­ли разо­шлись, и он вме­сте с ма­те­рью по­ки­нул от­цов­ское име­ние. По­се­ли­лись в до­ме дя­ди — Алек­сея Алек­се­е­ви­ча Пе­ров­ско­го, про­жи­вав­ше­го на Укра­ине - в се­ле По­го­рель­цы Сос­ниц­ко­го уез­да Чер­ни­гов­ской гу­бер­нии. Пе­ров­ский мно­го уде­лял вни­ма­ния вос­пи­та­нию пле­мян­ни­ка. А лич­но­стью он стал ЛЕГЕНДАРНОЙ! Об­ще­ние с маль­чи­ком вско­ре сде­ла­ло его… из­вест­ным пи­са­те­лем. Со­чи­нён­ная в 1929 го­ду для пле­мян­ни­ка по­весть-сказ­ка «Чёр­ная ку­ри­ца, или Под­зем­ные жи­те­ли» ста­ла пер­вым дет­ским про­из­ве­де­ни­ем на рус­ском язы­ке. А сам ав­тор взял се­бе имя Ан­то­ний По­го­рель­ский. Этот же са­мый Пе­ров­ский впо­след­ствии «по­мог» ещё од­но­му Тол­сто­му — Льву Ни­ко­ла­е­ви­чу: стал про­то­ти­пом Пье­ра Без­ухо­ва в ро­мане «Вой­на и мир».

Лишь через во­семь лет маль­чик вме­сте с ма­те­рью и дя­дей вер­нул­ся в Пе­тер­бург. Как че­ло­век пи­шу­щий, Пе­ров­ский под­дер­жи­вал дру­же­ские свя­зи с из­вест­ны­ми ли­те­ра­то­ра­ми: Алек­сан­дром Сер­ге­е­ви­чем Пуш­ки­ным, Ва­си­ли­ем Ан­дре­еви­чем Жу­ков­ским, Кон­дра­ти­ем Фё­до­ро­ви­чем Ры­ле­е­вым. Бу­ду­щий пи­са­тель с ин­те­ре­сом при­слу­ши­вал­ся к их ли­те­ра­тур­ным об­суж­де­ни­ям. Вско­ре ста­ра­ни­я­ми Жу­ков­ско­го Алек­сей в ка­че­стве то­ва­ри­ща для игр по­пал в цар­ский дво­рец. Бу­ду­ще­му им­пе­ра­то­ру Алек­сан­дру II то­же бы­ло во­семь лет. Бу­ду­щий им­пе­ра­тор и бу­ду­щий пи­са­тель по­дру­жи­лись, и их друж­ба со­хра­ни­лась на всю жизнь.

В Пе­тер­бур­ге Алек­сей про­жил год, по­сле че­го вме­сте с ма­те­рью от­пра­вил­ся за гра­ни­цу. По­езд­ка в Гер­ма­нию и Ита­лию про­из­ве­ла на маль­чи­ка боль­шое впе­чат­ле­ние. В Гер­ма­нии он встре­тил­ся с ве­ли­ким немец­ким по­этом Иоган­ном Вольф­ган­гом Гё­те — уже че­ло­ве­ком пре­клон­ных лет. Да­же си­дел у него на ко­ле­нях. И по­лу­чил по­да­рок — об­ло­мок бив­ня ма­мон­та. Эта встре­ча на­дол­го оста­лась в па­мя­ти Алек­сея. Не ме­нее яр­кие впе­чат­ле­ния у него бы­ли свя­за­ны с Ита­ли­ей. Ту­да их в 1937 го­ду с ма­те­рью взял дя­дя, от­пра­вив­ший­ся по «ком­мер­че­ским» де­лам. Алек­сей по­бы­вал в Ми­лане, Неа­по­ле, Фло­рен­ции, Ри­ме. И на­столь­ко влю­бил­ся в эту стра­ну — в её про­из­ве­де­ния ис­кус­ства, ис­то­ри­че­ские па­мят­ни­ки, что, вер­нув­шись в Рос­сию, ску­чал по Ита­лии. Впо­след­ствии он вспо­ми­нал, что «в каж­дом из этих го­ро­дов рос­ли во мне мой эн­ту­зи­азм и лю­бовь к ис­кус­ству». Но в 1838 го­ду его ожи­да­ла но­вая по­езд­ка в Ита­лию — вме­сте с на­след­ни­ком пре­сто­ла от­пра­вил­ся на озе­ро Ко­мо — в со­ро­ка км к се­ве­ру от Ми­ла­на. Впе­чат­ле­ния от по­езд­ки бы­ли ис­поль­зо­ва­ны в ра­бо­те над по­ве­стью «Упырь».

В 1834 го­ду Алек­сей Тол­стой был опре­де­лён «сту­ден­том» в мос­ков­ский ар­хив Ми­ни­стер­ства ино­стран­ных дел. В ар­хи­ве он был за­нят все­го два дня в неде­лю. Осталь­ное вре­мя по­свя­щал свет­ской жиз­ни. Но, кро­ме по­се­ще­ния ба­лов и ве­че­ри­нок, он уде­лял мно­го вре­ме­ни ли­те­ра­ту­ре. Его пер­вые сти­хи бы­ли одоб­ре­ны Жу­ков­ским и да­же Пуш­ки­ным.

В 1836 го­ду сдал эк­за­мен в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те, и по­лу­чил вне­штат­ное ме­сто в рус­ской мис­сии при гер­ман­ском сей­ме во Франк­фур­те-на-Майне. В 1838-1839 го­дах жил в Гер­ма­нии, Ита­лии и Фран­ции. Здесь им бы­ли на­пи­са­ны рас­ска­зы на фран­цуз­ском язы­ке «Се­мья вур­да­ла­ка» и «Встре­ча через три­ста лет».

В мае 1841 го­да от­дель­ной кни­гой вы­шла его фан­та­сти­че­ская по­весть «Упырь». При этом ав­тор на­звал­ся Крас­но­рог­ским — по на­зва­нию име­ния Крас­ный Рог. Из­вест­ный рус­ский пи­са­тель Вис­са­ри­он Гри­го­рье­вич Бе­лин­ский от­ме­тил её как про­из­ве­де­ние ещё очень мо­ло­до­го, но пер­спек­тив­но­го ав­то­ра.

В 1840-х го­дах Тол­стой на­чал ра­бо­тать над ис­то­ри­че­ским ро­ма­ном «Князь Се­реб­ря­ный», окон­чен­ным толь­ко в 1861 го­ду. В эти го­ды им бы­ло на­пи­сан ряд бал­лад и ли­ри­че­ских сти­хо­тво­ре­ний, по­лу­чив­ших ши­ро­кую из­вест­ность сре­ди чи­та­те­лей, и по­ло­жен­ных на му­зы­ку ком­по­зи­то­ра­ми: «Ко­ло­коль­чи­ки мои», «Ты зна­ешь край, где всё оби­льем ды­шит», «Где гнут­ся над ому­том ло­зы, «Ва­си­лий Ши­ба­нов», «Князь Ми­хай­ло Реп­нин», «Кур­ган», «Средь шум­но­го ба­ла...» и дру­гие.

В 1850 го­ду во вре­мя по­езд­ки «с про­вер­кой» в Ка­луж­скую гу­бер­нию Тол­стой в до­ме гу­бер­на­то­ра впер­вые на пуб­ли­ке чи­тал свои сти­хи и гла­вы из «Кня­зя Се­реб­ря­но­го». Сре­ди го­стей был и Ни­ко­лай Ва­си­лье­вич Го­голь.

В 1854 го­ду в жур­на­ле «Совре­мен­ник» вы­шли его ли­те­ра­тур­ные па­ро­дии. Вме­сте с дво­ю­род­ны­ми бра­тья­ми Алек­се­ем, Вла­ди­ми­ром и Алек­сан­дром Жем­чуж­ни­ко­вы­ми в «Ли­те­ра­тур­ном ера­ла­ше» (от­дел «Совре­мен­ни­ка») пуб­ли­ко­вал са­ти­ри­ко-па­ро­дий­ные про­из­ве­де­ния за под­пи­сью Козь­ма Прут­ков. У Козь­мы Пет­ро­ви­ча Прут­ко­ва да­же по­яви­лась своя био­гра­фия. Да­ты рож­де­ния и смер­ти.

Отой­дя с 1857 го­да от уча­стия в «Совре­мен­ни­ке», Тол­стой стал пе­ча­тать­ся в «Рус­ской бе­се­де», а в 60—70-х — гл. обр. в «Рус­ском вест­ни­ке» и «Вест­ни­ке Ев­ро­пы». В эти го­ды он от­ста­и­вал прин­ци­пы т. н. «чи­сто­го ис­кус­ства», неза­ви­си­мо­го от по­ли­ти­че­ских, в т. ч. «про­грес­сив­ных» идей.

В 1861го­ду Тол­стой ушёл со служ­бы, ко­то­рой очень тя­го­тил­ся, и со­сре­до­то­чил­ся на ли­те­ра­тур­ных за­ня­ти­ях. Опуб­ли­ко­вал дра­ма­ти­че­скую по­э­му «Дон Жу­ан» (1862), ро­ман «Князь Се­реб­ря­ный» (1863), ис­то­ри­че­скую три­ло­гию — тра­ге­дии «Смерть Иоан­на Гроз­но­го» (1866), «Царь Фе­дор Иоан­но­вич» (1868), «Царь Бо­рис» (1870). В 1867го­ду вы­шло пер­вое со­бра­ние сти­хо­тво­ре­ний Тол­сто­го.

В по­след­нее де­ся­ти­ле­тие пи­сал бал­ла­ды («Змей Ту­га­рин» (1868), «Пес­ня о Га­раль­де и Яро­славне» (1869), «Ро­ман Га­лиц­кий» (1870), «Илья Му­ро­мец» (1871) и др.), сти­хо­твор­ные по­ли­ти­че­ские са­ти­ры («Ис­то­рия го­су­дар­ства Рос­сий­ско­го от Го­сто­мыс­ла до Ти­ма­ше­ва» (1883), «Сон По­по­ва» (1882) и др., по­э­мы «Порт­рет» (1874), «Дра­кон» (1875), ли­ри­че­ские сти­хи.

 

Советуем прочитать и провести:

  • Де­мен­тье­ва, Е. «Сест­ра мо­ей ду­ши» [Текст] : [Со­фья Ан­дре­ев­на Мил­лер — без­от­вет­ная лю­бовь Алек­сея Кон­стан­ти­но­ви­ча Тол­сто­го] / Е. Де­мен­тье­ва // Будь здо­ров! - 2008. - № 5. - С. 81-87.
  • Се­ро­ва, Л. Гар­мо­нии та­ин­ствен­ная власть (Алек­сей Кон­стан­ти­но­вич Тол­стой) [Текст] / Л. Се­ро­ва // На­у­ка и жизнь. - 2007. - № 4. - С. 95-98.
  • Ки­е­ва, В. Гру­стит ро­манс тре­вож­но и свет­ло: Ве­чер для стар­ше­класс­ни­ков [Текст] / В. Ки­е­ва // Вос­пи­та­ние школь­ни­ков. - 2004. - № 8. - С. 72-74.
  • Со­ри­на, Л. М. Мо­но­лог люб­ви [Текст] : [лю­бов­ная ли­ри­ка А. К. Тол­сто­го] / Л. М. Со­ри­на // Уро­ки ли­те­ра­ту­ры. - 2008. - № 3. - С. 1-5.
  • Пряд­ко, И. Урок — де­ло­вая иг­ра по ро­ма­ну А. К. Тол­сто­го «Князь Се­реб­ря­ный» : урок в 7-8 клас­се [Текст] / И. Пряд­ко // Ли­те­ра­ту­ра (ПС). - 2007. - № 21. - С. 10-11.
  • Фё­до­ров, А. В. Ли­те­ра­тур­ный порт­рет А. К. Тол­сто­го [Текст] / А. В. Фё­до­ров // Ли­те­ра­ту­ра в шко­ле. - 2002. - № 8. - С. 2-9.


10 сентября (29 августа) 145 лет со дня рождения советского писателя, путешественника, этнографа Владимира Клавдиевича Арсеньева (1872- 1930)

Ро­дил­ся 10 сен­тяб­ря (29 ав­гу­ста) 1872 го­да в Пе­тер­бур­ге в се­мье же­лез­но­до­рож­но­го слу­жа­ще­го. Несмот­ря на за­ня­тость, отец на­хо­дил вре­мя, чтобы за­ни­мать­ся с детьми. Он учил их чте­нию, пись­му, ма­те­ма­ти­ке, ис­то­рии и гео­гра­фии. Бу­ду­щий пи­са­тель на­чал про­яв­лять ин­те­рес к устрой­ству зем­но­го ша­ра, за­по­ми­нал на­зва­ния стран и сто­лиц, ме­ста рас­по­ло­же­ния кон­ти­нен­тов. И это неслу­чай­но. Бы­ла рус­ско-ту­рец­кая вой­на 1877-1888 го­дов. Се­мья Ар­се­нье­вых при­сталь­но сле­ди­ла за со­бы­ти­я­ми, в до­ме по­сто­ян­но на­хо­ди­лись ат­ла­сы и чер­те­жи, гео­гра­фи­че­ские кар­ты и дру­гие по­со­бия, ко­то­рые Вла­ди­мир мог изу­чать с ран­не­го дет­ства.

Дру­гим учи­те­лем был род­ной дя­дя — Илья Его­ро­вич Кашла­чев. Бу­дучи сель­ским учи­те­лем, он пре­крас­но знал лес. Ле­том Вла­ди­мир вме­сте с ним и от­цом ча­сто от­прав­лял­ся в пу­те­ше­ствия по ре­ке То­сне. Имен­но то­гда он и ре­шил, что станет пу­те­ше­ствен­ни­ком.

Поз­же вспо­ми­ная о сво­ём от­це, он го­во­рил: «Я очень бла­го­да­рен ему за то, что он су­мел все­лить в ме­ня лю­бо­зна­тель­ность к стра­но­ве­де­нию в ши­ро­ком смыс­ле это­го сло­ва... Ес­ли отец дал мне гео­гра­фи­че­скую кан­ву, то брат ма­те­ри И. Е. Кашла­чев, страст­ный лю­би­тель при­ро­ды, ука­зал, как по ней на­до вы­ши­вать узо­ры».

В 1892 го­ду Вла­ди­мир Клав­ди­е­вич по­сту­пил в Пе­тер­бург­ское юн­кер­ское пе­хот­ное учи­ли­ще. Гео­гра­фию пре­по­да­вал Ми­ха­ил Ефи­мо­вич Грум-Гржи­май­ло — брат из­вест­но­го рус­ско­го пу­те­ше­ствен­ни­ка Гри­го­рия Ефи­мо­ви­ча Грум-Гржи­май­ло. Ми­ха­ил Ефи­мо­вич сам был пу­те­ше­ствен­ни­ком. Бу­дучи пре­крас­ным рас­сказ­чи­ком, он был од­ним из са­мых по­пуляр­ных пре­по­да­ва­те­лей учи­ли­ща. Он пер­вый об­ра­тил его вни­ма­ние на то, что од­но из ин­те­рес­ней­ших мест Рос­сии — Даль­ний Во­сток. Его уди­ви­тель­ная при­ро­да, непро­хо­ди­мая тай­га, соп­ки… Так, у Ар­се­нье­ва по­яви­лась меч­та — по­бы­вать в этом краю.

По­сле окон­ча­ния учи­ли­ща Ар­се­ньев был от­прав­лен слу­жить в са­пёр­ный ба­та­льон в за­хо­луст­ном го­род­ке Лом­жа — неда­ле­ко от Вар­ша­вы. В то вре­мя Поль­ша бы­ла в со­ста­ве Рос­сий­ской Им­пе­рии. Но и там Вла­ди­мир Клав­ди­е­вич изу­чал при­ро­ду. Как по­том вспо­ми­на­ла его же­на Ан­на Кон­стан­ти­нов­на: «Я в Лом­же всё вре­мя во­е­ва­ла с Во­ло­дей. Он при­но­сил до­мой вся­кую га­дость: по­ста­вил тер­ра­ри­ум, там жи­ли жа­бы... Бы­ли яще­ри­цы... За­ме­чу, что Во­ло­дя был очень че­сто­лю­бив. Он хо­тел по­сту­пить в во­ен­ную ака­де­мию Ген­шта­ба в Пет­ро­гра­де... Всё вре­мя го­то­вил­ся, каж­дую сво­бод­ную ми­ну­ту что-то учил, и ве­че­ром, и днём. Ещё во­зил­ся он со зверь­ми – жуч­ки, ба­боч­ки, все­воз­мож­ные на­се­ко­мые, всех на бу­ла­воч­ку, и го­во­рил мне:

– Нюра, по­смот­ри, ка­кая пре­лесть! Ка­кая кра­со­та!...».

В 1900 го­ду Ар­се­ньев был пе­ре­ве­дён во Вла­ди­во­сток — на Рус­ский ост­ров, при­кры­ва­ю­щий Вла­ди­во­сток с мо­ря. Слу­жил в 1-м Вла­ди­во­сток­ском кре­пост­ном пе­хот­ном пол­ку, где воз­гла­вил кон­но-охот­ни­чью ко­ман­ду. В 1900-1901 го­дах по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве он ис­сле­до­вал Рус­ский ост­ров, по­лу­ост­ров Му­ра­вьё­ва-Амур­ско­го, та­ёж­ные ме­ста от ны­неш­не­го Шко­тов­ско­го рай­о­на до рек Су­чан и Дау­би­хе, рай­он ре­ки Суй­фун и тер­ри­то­рию от По­сье­та до озе­ра Хан­ка. За уча­стие в рус­ско-япон­ской войне 1904-1905 го­дов был на­граж­дён тре­мя ор­де­на­ми. По­сле вой­ны был пе­ре­ве­дён в штаб При­амур­ско­го во­ен­но­го окру­га в Ха­ба­ров­ске.

В 1906 го­ду Ар­се­ньев ис­сле­до­вал хре­бет Си­хотэ-Алинь. Про­вод­ни­ком в экс­пе­ди­ции был охот­ник - гольд (на­на­ец) Дер­су Уза­ла. Они вме­сте про­шли мно­гие ки­ло­мет­ры ус­су­рий­ской тай­ги и ста­ли боль­ши­ми дру­зья­ми. «Я по­нял, что Дер­су не про­стой че­ло­век. Пе­ре­до мной был сле­до­пыт, и неволь­но мне вспом­ни­лись ге­рои Ку­пе­ра и Майн-Ри­да» - пи­сал Ар­се­ньев. «Для это­го уди­ви­тель­но­го че­ло­ве­ка не су­ще­ство­ва­ло тай­ны", - пи­сал он да­лее. Но не толь­ко уме­ни­ем чи­тать кни­гу при­ро­ды, раз­га­ды­вать её по­ко­рил Дер­су серд­це Ар­се­нье­ва. Он по­ко­рил его и сво­им му­же­ством. Не раз, рискуя сво­ей жиз­нью, он сме­ло бро­сал­ся на вы­руч­ку по­ги­ба­ю­ще­му, и мно­гие обя­за­ны ему жиз­нью, в том чис­ле и я лич­но» (Пре­ди­сло­вие к кни­ге «По Ус­су­рий­ско­му краю»).

С 1908 го­да Вла­ди­мир Клав­ди­е­вич на­чал пуб­ли­ко­вать очер­ки под об­щим на­зва­ни­ем «Из пу­те­во­го днев­ни­ка». Эти очер­ки ста­ли ос­но­вой для книг. Его пер­вая кни­га «По Ус­су­рий­ско­му краю» вы­шла в 1921 го­ду, а в 1923 — вто­рая часть «Дер­су Уза­ла». А пу­те­вой днев­ник экс­пе­ди­ции Со­вет­ская Га­вань — Ха­ба­ровск (1927-1928) стал ос­но­вой для со­зда­ния про­из­ве­де­ния «Сквозь тай­гу». Цен­траль­ный ге­рой его книг — рас­сказ­чик рус­ский пу­те­ше­ствен­ник и учё­ный.

Осо­бое вни­ма­ние Ар­се­ньев уде­лял бы­ту мест­ных жи­те­лей При­мо­рья и При­аму­рья — удэ­гей­цев, оро­чей, на­най­цев. Их язы­кам, ре­ли­ги­оз­ным ве­ро­ва­ни­ям, се­мей­ным и хо­зяй­ствен­ным укла­дам. Жизнь ки­тай­цев При­мо­рья и При­аму­рья. На ос­но­ве ис­сле­до­ва­ний бы­ли на­пи­са­ны «Крат­кий во­ен­но-гео­гра­фи­че­ский и во­ен­но-ста­ти­сти­че­ский очерк Ус­су­рий­ско­го края 1901-1911 гг», «Ма­те­ри­а­лы по изу­че­нию древ­ней­шей ис­то­рии Ус­су­рий­ско­го края», «Лес­ные лю­ди — удэ­хей­цы» и дру­гие.

В 1930 го­ду В.К. Ар­се­ньев вы­ехал в ни­зо­вья Аму­ра. Там ра­бо­та­ли че­ты­ре экс­пе­ди­ции, ко­то­ры­ми он ру­ко­во­дил. Это бы­ла его по­след­няя по­езд­ка. В тай­ге он за­бо­лел вос­па­ле­ни­ем лег­ких и в тя­же­лом со­сто­я­нии был вы­нуж­ден вер­нуть­ся во Вла­ди­во­сток. 4 сен­тяб­ря 1930 го­да Вла­ди­ми­ра Клав­ди­е­ви­ча Ар­се­нье­ва не ста­ло.

В 1937 го­ду, уже по­сле смер­ти пи­са­те­ля вы­шло от­дель­ное из­да­ние кни­ги «В го­рах «Си­хотэ-Али­ня».

Име­нем Ар­се­нье­ва на­зва­ны: пра­вый при­ток ре­ки Ус­су­ри, две го­ры (в Си­хотэ-Алине и на ост­ро­ве Па­ра­му­шир), вул­кан на Кам­чат­ке, го­род и по­сё­лок.

 

Советуем прочитать и провести:

  • Недо­спе­ло­ва, Л. М. Сла­ва доб­ро­го че­ло­ве­ка [Текст] : [сце­на­рий ме­ропр. о жиз­ни и де­я­тельн. В. К. Ар­се­нье­ва] / Л. М. Недо­спе­ло­ва /// Чи­та­ем, учим­ся, иг­ра­ем. - 2013. - № 9. - С. 52-54.
  • Ба­син­ский, П. Иде­ал воль­но­го че­ло­ве­ка [Текст] : [жизнь и твор­че­ство пи­са­те­ля] / П. Ба­син­ский // Москва. - 2008. - № 7. - С. 204-206.
  • Се­ми­ре­чен­ский, И. И. За­ве­ща­ние. 20 ав­гу­ста 130 лет со дня рож­де­ния Вла­ди­ми­ра Клав­ди­е­ви­ча Ар­се­нье­ва. Ин­сце­ни­ров­ка [Текст] / И. И. Се­ми­ре­чен­ский // Чи­та­ем, учим­ся, иг­ра­ем. - 2002. - № 2. - С. 49-59.
  • Су­ма­ше­дов, Б. Жил от­важ­ный ка­пи­тан… Ком­мен­та­рий жур­на­ли­ста [Текст] : [со­чи­не­ния В. К. Ар­се­нье­ва и из­да­ния о его жиз­ни и твор­че­стве. Биб­лио­гра­фи­че­ский спи­сок] / Б. Су­ма­ше­дов // Чи­та­ем, учим­ся, иг­ра­ем. - 2002. - № 2. - С. 60-64.
  • Фро­ло­ва, Е. А. «Стран­ни­че­ская жизнь» ху­дож­ни­ка сло­ва : (линг­во­сти­ли­сти­че­ский ана­лиз по­ве­сти В. К. Ар­се­нье­ва «Дер­су Уза­ла») [Текст] / Е. А. Фро­ло­ва //Рус­ский язык в шко­ле. - 2015. - № 8. - С. 33-38.
  • Чеш­ко­ва, Л. Тро­пой Ар­се­нье­ва [Текст] : [ста­тья о рус­ском учё­ном, пи­са­те­ле, пу­те­ше­ствен­ни­ке В. К. Ар­се­нье­ве и о его по­ве­сти «Дер­су Уза­ла»] / Л. Чеш­ко­ва // А по­че­му?. - 2015. - № 4. - С. 20-22.
  • Шу­ма­ри­на, М. Р. Жан­ро­во-сти­ли­сти­че­ский ана­лиз про­зы В. К. Ар­се­нье­ва на уро­ках рус­ско­го язы­ка [Текст] : [ана­лиз ху­до­же­ствен­но-до­ку­мен­таль­ной про­зы Вла­ди­ми­ра Клав­ди­е­ви­ча Ар­се­нье­ва] / М. Р. Шу­ма­ри­на // Рус­ский язык в шко­ле. - 2012. - № 9. - С. 7-13.


11 сентября 115 лет со дня рождения американского писателя О. Генри (н. и. Уильям Сидней Портер) (1862-1910)

Ро­дил­ся 11 сен­тяб­ря 1862 го­да в го­ро­де Грин­сбо­ро шта­та Се­вер­ная Ка­ро­ли­на в се­мье вра­ча. Но в 1865 го­ду мать умер­ла от ту­бер­ку­лё­за, а отец на­чал силь­но пить. Оси­ро­тев­шее се­мей­ство пе­ре­еха­ло в дом ба­буш­ки по от­цу. Там осо­бой ра­до­стью для Бил­ла (умень­ши­тель­ное от Уи­лья­ма) Пор­те­ра ста­ла друж­ба с бо­га­тым со­сед­ским маль­чиш­кой То­мом Тей­том. У То­ма все­гда мож­но бы­ло до­стать све­жий но­мер «де­ся­ти­цен­то­вых» жур­на­лов с кра­соч­ны­ми об­лож­ка­ми, за ко­то­ры­ми скры­ва­лись ис­то­рии о бла­го­род­ных бан­ди­тах, ин­дей­цах, рейн­дже­рах и о при­клю­че­ни­ях. А так­же там пе­ча­та­лись про­из­ве­де­ния Майн Ри­да, Фе­ни­мо­ра Ку­пе­ра, Алек­сандра Дю­ма, от­рыв­ки из книг Вик­то­ра Гю­го и Чарль­за Дик­кен­са. Имен­но эта страсть к чте­нию впо­след­ствии под­толк­ну­ла Бил­ла стать пи­са­те­лем.

Школь­ные го­ды бу­ду­ще­го пи­са­те­ля про­шли в част­ной шко­ле, ко­то­рой за­ве­до­ва­ла его тёт­ка. По су­ти она бы­ла и ди­рек­три­сой и един­ствен­ной учи­тель­ни­цей. А так как лю­би­ла ли­те­ра­ту­ру, боль­шая часть вре­ме­ни уде­ля­лась это­му пред­ме­ту.

Окон­чив шко­лу, бу­ду­щий пи­са­тель по­лу­чил про­фес­сию фар­ма­цев­та, и неко­то­рое вре­мя ра­бо­тал в ап­те­ке сво­е­го дя­ди. Но ап­те­кар­ский труд силь­но ска­зал­ся на его здо­ро­вье, и юно­ша вско­ре уехал в Те­хас — на ран­чо к сво­им дру­зьям Хол­лам. Там он про­вёл два го­да, обу­ча­ясь все­му, что дол­жен знать жи­тель За­па­да. Кро­ме то­го, за­ни­мал­ся фран­цуз­ским, немец­ким и ис­пан­ским язы­ка­ми. Поз­же, пе­ре­ехав в те­хас­ский го­род Остин, пе­ре­про­бо­вал несколь­ко про­фес­сий. С ян­ва­ря 1887 по ян­варь 1891 ра­бо­тал кар­то­гра­фом в Глав­ном зе­мель­ном управ­ле­нии Те­ха­са, с 1891 по 1894 — кас­си­ром-бух­гал­те­ром в Пер­вом на­цио­наль­ном бан­ке Ости­на.

Во вре­мя ра­бо­ты в бан­ке он на­чал со­чи­нять, и с 1894 по 1895 го­ды из­да­вал еже­не­дель­ную юмо­ри­сти­че­скую га­зе­ту «Рол­линг Сто­ун». Боль­шин­ство рас­ска­зов, опуб­ли­ко­ван­ных в ней, бы­ли па­ро­ди­я­ми на из­вест­ные ли­те­ра­тур­ные штам­пы. Но из-за недо­стат­ка средств га­зе­та про­су­ще­ство­ва­ла все­го год.

Вско­ре в Остин­ском бан­ке об­на­ру­жи­лась недо­ста­ча, и на­чи­на­ю­щий ав­тор был об­ви­нён в рас­тра­те. Ожи­дая су­да, он вёл юмо­ри­сти­че­ский раз­дел в га­зе­те «Хью­стон Пост». В скет­чах им юмо­рес­ках по­яв­ля­лись те­мы «ми­шур­но­го блес­ка», иро­нии судь­бы, скры­то­го бла­го­род­ства. Дей­ству­ют та­кие ге­рои, как ху­дож­ни­ки, жу­ли­ки, влюб­лён­ные.

Но вско­ре Уи­льям Пор­тер сно­ва дол­жен пред­стать пе­ред су­дом. Он скры­вал­ся в Но­вом Ор­ле­ане, где ра­бо­тал ре­пор­тё­ром, а за­тем в Гон­ду­ра­се. Но смерть же­ны за­ста­ви­ла его вер­нуть­ся в США. При­го­во­рён­ный к пя­ти го­дам в тюрь­ме Ко­лам­бус шта­та Огайо, он ра­бо­тал в мест­ном ла­за­ре­те. Но и здесь не за­бы­вал о твор­че­стве. Ос­но­вой его про­из­ве­де­ний бы­ли судь­бы за­клю­чён­ных огай­ской ка­тор­ги. Уи­льям Пор­тер устра­и­вал пуб­лич­ные чте­ния, и по­лу­чая по­ло­жи­тель­ные от­зы­вы, от­прав­лял на­пи­сан­ное в аме­ри­кан­ские га­зе­ты. Имен­но в тюрь­ме он и при­ду­мал се­бе имя, под ко­то­рым зна­ет весь мир.

Вый­дя через три го­да на сво­бо­ду , О. Ген­ри не оста­вил пи­са­тель­скую де­я­тель­ность. По­сле пуб­ли­ка­ции тю­рем­но­го рас­ска­за «Рож­де­ствен­ский по­да­рок Ди­ка-Сви­сту­на», опуб­ли­ко­ван­но­го в 1899 в «Жур­на­ле Мак­клю­ра» ему пред­ло­жи­ли со­труд­ни­чать с нью-йорк­ской га­зе­той «World». О. Ген­ри ра­бо­тал на из­нос, вы­да­вая де­сят­ки рас­ска­зов в год. В 1904 он опуб­ли­ко­вал шесть­де­сят шесть рас­ска­зов, в 1905 — шесть­де­сят че­ты­ре. Его рас­ска­зы поз­же бы­ли объ­еди­не­ны в сбор­ни­ки: «Че­ты­ре мил­ли­о­на» (1906), «Го­ря­щий све­тиль­ник» (1907), «Серд­це За­па­да» и «Го­лос боль­шо­го го­ро­да» (1908), «Бла­го­род­ный жу­лик» и «До­ро­ги судь­бы», «На вы­бор», и «Из­бран­ное» (1909), «Точ­ные де­ла», «Де­ло­вые лю­ди», «Под ле­жа­чий ка­мень», Ше­стёр­ки-се­мёр­ки», «Ко­ло­вра­ще­ние» и «Остат­ки» или «Все­го по­не­множ­ку» (1910).

В сжа­тые сро­ки не бы­ло вре­ме­ни на ху­до­же­ствен­ность. Мно­гие рас­ска­зы до­пи­сы­ва­лись пря­мо в ре­дак­ции, и вы­хо­ди­ли в свет без ре­дак­тор­ской прав­ки. Но, несмот­ря на это, неко­то­рые из них бы­ли на­сто­я­щи­ми ше­дев­ра­ми - «Да­ры волх­вов», «Вождь крас­но­ко­жих», «До­ро­ги, ко­то­рые мы вы­би­ра­ем», «Род­ствен­ные ду­ши».

В 1904 го­ду вы­шел его един­ствен­ный ро­ман «Ко­ро­ли и ка­пу­ста» - о жиз­ни «ба­на­но­вой рес­пуб­ли­ки» Ан­чу­рии. Ро­ман пи­сал­ся на ос­но­ве впе­чат­ле­ний, по­лу­чен­ных во вре­мя жиз­ни в Юж­ной Аме­ри­ке. В нём — прав­ди­вые и яр­кие за­ри­сов­ки при­ро­ды, куль­ту­ры и бы­та мест­ных жи­те­лей.

В Рос­сии имя О. Ген­ри ста­ло из­вест­но по­сле пе­ре­во­да его но­вел­лы «Как скры­вал­ся Чёр­ный Билл».

 

Советуем прочитать и провести:

  • Ша­ро­ва, А. Д. «Чу­дес­ная за­гад­ка жиз­ни», или Роль ху­до­же­ствен­ной де­та­ли в но­вел­ле О. Ген­ри «По­ка ждёт ав­то­мо­биль» : IX класс [Текст] : [урок ли­те­ра­ту­ры в 9 клас­се по но­вел­ле О. Ген­ри "По­ка ждет ав­то­мо­биль"..] А. Д. Ша­ро­ва // Ли­те­ра­ту­ра в шко­ле. - 2016. - № 3. - С. 29-32.
  • Ма­ра­ен­ко, Н. В. За­бав­ный вы­дум­щик, ве­ли­кий уте­ши­тель [Текст] : [о жиз­ни и ли­те­ра­тур­ной де­я­тель­но­сти аме­ри­кан­ско­го пи­са­те­ля О. Ген­ри] / Н. В. Ма­ра­ен­ко // Чи­та­ем, учим­ся, иг­ра­ем. - 2012. - № 6. - С. 53-59.
  • Ше­ле­сто­ва, О. С. Пе­вец «го­ро­да ми­шур­но­го блес­ка» : урок вне­класс­но­го чте­ния по но­вел­лам О. Ген­ри. 7 класс [Текст] / О. С. Ше­ле­сто­ва // Ли­те­ра­ту­ра в шко­ле. - 2007. - № 2. - С. 46-48.
  • Ха­ри­то­но­ва, О. Н. Муд­рей­шие из да­ри­те­лей : «Да­ры волх­вов» и дру­гие но­вел­лы О. Ген­ри [Текст] / О. Н. Ха­ри­то­но­ва // Ли­те­ра­ту­ра в шко­ле. - 2004. - № 3. - С. 37-44.
  • Ели­се­е­ва, Т. Про­за и по­э­зия жиз­ни : Рас­сказ О. Ген­ри «Да­ры волх­вов» [Текст] / Т. Ели­се­е­ва // Уро­ки ли­те­ра­ту­ры. - 2003. - № 10. - С. 10-14.


11 сентября (30 августа) 135 лет со дня рождения советского детского писателя, педагога, путешественника и исследователя, автора популярных приключенческих рассказов и повестей, произведений о животных Бориса Степановича Житкова (1882-1938)

Ро­дил­ся 11 сен­тяб­ря (30 ав­гу­ста) 1882 го­да на да­че под Нов­го­ро­дом на бе­ре­гу ре­ки Вол­хов. Отец пре­по­да­вал ма­те­ма­ти­ку в нов­го­род­ской учи­тель­ской се­ми­на­рии, пи­сал учеб­ни­ки. Мать бы­ла пи­а­нист­кой, окон­чи­ла кон­сер­ва­то­рию, бы­ла уче­ни­цей са­мо­го Ан­то­на Гри­го­рье­ви­ча Ру­бин­штей­на — из­вест­но­го рус­ско­го ком­по­зи­то­ра и пе­да­го­га. В до­ме Жит­ко­вых бы­ва­ли про­фес­со­ра, учё­ные, му­зы­кан­ты. Здесь об­суж­да­лись по­след­ние вы­пус­ки сто­лич­ных жур­на­лов, зву­ча­ли ро­яль и скрип­ка, а в ка­би­не­те от­ца сто­ял на­сто­я­щий те­ле­скоп, в ко­то­рый мож­но бы­ло уви­деть коль­ца Са­тур­на. Де­ти, в том чис­ле Бо­рис, рос­ли сре­ди книг и нот­ных тет­ра­дей, раз­го­во­ров о ма­те­ма­ти­ке, физи­ке, му­зы­ке, Тол­стом, Мен­де­ле­е­ве. Как го­во­ри­ла его сест­ра: «Под зву­ки му­зы­ки мы при­вык­ли за­сы­пать». Отец ча­сто чи­тал де­тям про­из­ве­де­ния Льва Ни­ко­ла­е­ви­ча Тол­сто­го, Пет­ра Пав­ло­ви­ча Ер­шо­ва, Ни­ко­лая Алек­се­е­ви­ча Некра­со­ва, Алек­сандра Сер­ге­е­ви­ча Гри­бо­едо­ва, Ми­ха­и­ла Юрье­ви­ча Лер­мон­то­ва, Алек­сандра Сер­ге­е­ви­ча Пуш­ки­на. Сам Бо­рис с дет­ства иг­рал на скрип­ке, знал на­изусть сце­ны из «Го­ря от ума» и гла­вы из «Ев­ге­ния Оне­ги­на», сти­хи Лер­мон­то­ва.

Но, к несча­стью для се­мьи, отец был под по­до­зре­ни­ем у гу­берн­ско­го на­чаль­ства из-за зна­комств с ссыль­ны­ми. Ко­гда-то он сам был ис­клю­чён из двух выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний из-за уча­стия в ре­во­лю­ци­он­ном сту­ден­че­ском дви­же­нии. И в са­мом до­ме Жит­ко­вых ча­сто жи­ли ссыль­ные, по­ка не на­хо­ди­ли ра­бо­ту. Ко­гда Бо­ри­су бы­ло шесть лет, се­мья пе­ре­еха­ла на окра­и­ну Пе­тер­бур­га. В ме­лень­кую квар­ти­ру близ реч­ки Кар­пов­ки, где жи­ла ба­буш­ка. «Вспо­ми­на­ет­ся Кар­пов­ка, ба­буш­ка, сад в сне­гу. Снег вы­ше мо­е­го ро­ста, тро­пин­ки — ко­ри­до­ры. С вет­ки снег за во­рот упа­дёт и дол­го хо­ло­дит спи­ну струй­ка­ми. Со­всем ти­хо, и слыш­но Но­во-Де­ре­вен­скую кон­ку. Я то­же на­чи­наю кон­кой бе­гать по тро­пин­кам. Вот со­всем ста­но­вит­ся тем­но, и уже страш­но бе­жать ту­да, от­ку­да толь­ко что при­бе­жал. «Кон­ка» на­чи­на­ет кур­си­ро­вать бли­же к до­му, к Моп­ке, что си­дит на це­пи и уже не ла­ет от ста­ро­сти». Вос­по­ми­на­ния о жиз­ни в ба­буш­ки­ном до­ме, позд­нее ста­ли ос­но­вой ав­то­био­гра­фи­че­ско­го рас­ска­за «Как я ло­вил че­ло­веч­ков». Ма­лень­кий Бо­рис сло­мал мо­дель па­ро­хо­да. Ему ка­за­лось, что внут­ри пря­чут­ся ма­лень­кие че­ло­веч­ки, ко­то­рых очень хо­те­лось пой­мать.

В кон­це ле­та 1890 го­да се­мья пе­ре­еха­ла в Одес­су — пря­мо к мо­рю: в га­вань на Во­ен­ном мо­лу. Здесь, в Одес­се в 1892 го­да Бо­рис на­чал учить­ся в пер­вом клас­се 2-й Одес­ской про­гим­на­зии. Там его дру­гом стал дол­го­вя­зый ху­дой маль­чиш­ка Ко­ля Кор­ней­чу­ков — бу­ду­щий пи­са­тель Кор­ней Ива­но­вич Чу­ков­ский. Вот как вспо­ми­нал Чу­ков­ский о Жит­ко­ве, уже тре­тье­класс­ни­ке: «...его, тре­тье­класс­ни­ка уже рас­пи­ра­ло от мно­же­ства зна­ний, уме­ний и све­де­ний, ко­то­рые на­пол­ня­ли его до кра­ёв, он, пе­да­гог по при­ро­де, жаж­дал учить, на­став­лять, объ­яс­нять, рас­тол­ко­вы­вать. Имен­но по­то­му, что я ни­че­го не умел и не знал, я ока­зал­ся в ту по­ру дра­го­цен­ным объ­ек­том для при­ло­же­ния его пе­да­го­ги­че­ских та­лан­тов, тем бо­лее, что я сра­зу же сми­рен­но и крот­ко при­знал его неогра­ни­чен­ное пра­во рас­по­ря­жать­ся мо­ей соб­ствен­ной жиз­нью. Он учил ме­ня все­му: галь­ва­но­пла­сти­ке, фран­цуз­ско­му язы­ку (ко­то­рый знал пре­вос­ход­но), за­вя­зы­ва­нию мор­ских уз­лов, рас­по­зна­ва­нию жи­вот­ных и птиц, пред­ска­за­нию по­го­ды, пла­ва­нию, лов­ле та­ран­ту­лов…. Под его бли­жай­шим ру­ко­вод­ством я про­чёл две кни­ги Ти­ми­ря­зе­ва и кни­гу Флам­ма­ри­о­на об устрой­стве Все­лен­ной». Од­ним из та­ких уро­ков бы­ло обу­че­ние греб­ле. Для это­го дру­зья бра­ли на Лан­же­роне ша­лан­ду у зна­ко­мо­го гре­ка. А, ко­гда Чу­ков­ский осво­ил эту на­у­ку, ста­ли вы­хо­дить в от­кры­тое мо­ре. И один раз чуть ни уто­ну­ли. Их спас сто­рож ма­я­ка.

По­сле окон­ча­ния про­гим­на­зии, Жит­ков по­сту­пил на ма­те­ма­ти­че­ское от­де­ле­ние Им­пе­ра­тор­ско­го Но­во­рос­сий­ско­го уни­вер­си­те­та. А на сле­ду­ю­щий год пе­ре­вёл­ся на есте­ствен­ное. Во вре­мя учё­бы Бо­рис Сте­па­но­вич стал чле­ном яхт-клу­ба. Во­дил ях­ты, дуб­ки и одес­ский ве­сёль­но-па­рус­ный транс­порт со смеш­ным на­зва­ни­ем «чер­то­п­хай­ка». По­бы­вал вме­сте с ко­ман­дой в Варне, Мар­се­ле, Яф­фе, Кон­стан­це. Сдал эк­за­мен на штур­ма­на даль­не­го пла­ва­ния.

По­сле окон­ча­ния уни­вер­си­те­та, две ка­фед­ры есте­ствен­но­го от­де­ле­ния — физи­ки и бо­та­ни­ки пред­ла­га­ли ему остать­ся в уни­вер­си­те­те. Но впе­ре­ди бы­ла на­уч­ная экс­пе­ди­ция на Ени­сей, с це­лью — об­сле­до­вать си­бир­скую ре­ку. Жит­ков участ­во­вал в по­строй­ке суд­на «Омуль». А, ко­гда оно бы­ло спу­ще­но на во­ду, стал ка­пи­та­ном и учё­ным-их­тио­ло­гом.

А в 1909 — сно­ва учё­ба на ко­раб­ле­стро­и­тель­ном от­де­ле­нии Пе­тер­бург­ско­го по­ли­тех­ни­че­ско­го ин­сти­ту­та. В 1910 го­ду он был от­прав­лен на прак­ти­ку в сто­ли­цу Да­нии — Ко­пен­га­ген на ме­ха­ни­че­ский за­вод «Ат­лас». Из пись­ма от­цу: «Тя­же­ла мор­ская служ­ба на су­хой пу­ти... Пра­вая ру­ка вся в во­дя­ных пу­зы­рях, буд­то грёб два дня кря­ду про­тив вет­ра и зы­би... Про­сту­кал я це­лый день, т. е. 10 ча­сов. Изо­драл ру­ки, от­ма­хал пле­чо, но не сдал­ся».

В 1912 го­ду от­пра­вил­ся в учеб­ное пла­ва­ние Пе­тер­бург — Вла­ди­во­сток с за­хо­дом на Ма­да­га­скар. Жит­ков про­шёл це­лых три оке­а­на — Ат­лан­ти­че­ский, Ин­дий­ский и Ти­хий. Все ви­ды мор­ской служ­бы — от юн­ги до по­мощ­ни­ка ка­пи­та­на. Ги­брал­тар, Ка­ир, Су­эц­кий ка­нал, Крас­ное мо­ре, вдоль Аф­ри­ки, Ма­да­га­скар, Ин­дия, Цей­лон, Син­га­пур, Гон­конг, Япо­ния, Вла­ди­во­сток….

И сно­ва учё­ба в Пе­тер­бур­ге. А ле­том - прак­ти­ка на Рус­ском су­до­ре­монт­ном за­во­де в укра­ин­ском го­ро­де Ни­ко­ла­е­ве. А на сле­ду­ю­щее ле­то — в Ар­хан­гель­ске, на Бе­лом мо­ре.

Осе­нью 1923 го­да в днев­ни­ке Бо­ри­са Жит­ко­ва по­яви­лась за­пись: «Вче­ра при­шёл к Чу­ков­ско­му. Ото­бе­дал, по­зна­ко­мил­ся с его детьми… От К. Чу­ков­ско­го по­сту­пи­ло пред­ло­же­ние на­пи­сать рас­сказ для де­тей». Рас­сказ? Для де­тей? Ведь он ни­ка­кой ни пи­са­тель, а про­сто - уме­лый рас­сказ­чик! «...В его жи­вой, свое­об­раз­ной ре­чи зву­ча­ли все­воз­мож­ные го­ло­са, все от­тен­ки го­во­ров, опре­де­ля­ю­щих про­фес­сию, воз­раст, ро­ди­ну лю­бо­го из его пер­со­на­жей. Юж­ный пор­то­вый груз­чик, су­до­вла­де­лец-грек, по­мор-охот­ник, глу­хой от веч­но­го гро­хо­та кле­паль­щик с вер­фи — каж­дый из них го­во­рил у Жит­ко­ва на свой лад» (С. Я. Мар­шак). Де­ти слу­ша­ли его рас­ска­зы, и про­си­ли рас­ска­зать ещё что-ни­будь. Вско­ре Жит­ков при­нёс Кор­нею Ива­но­ви­чу но­вел­лу, впи­сан­ную в школь­ную тет­рад­ку. Она со­вер­шен­но не нуж­да­лась в ре­дак­тор­ской прав­ке! Быв­ший од­но­класс­ник ока­зал­ся опыт­ным пи­са­те­лем с изощ­рён­ной ма­не­рой пись­ма, с без­оши­боч­ным чув­ством сти­ля, с огром­ны­ми язы­ко­вы­ми ре­сур­са­ми». Чу­ков­ский на­пра­вил Жит­ко­ва к Са­му­и­лу Яко­вле­ви­чу Мар­ша­ку — ре­дак­то­ру дет­ско­го жур­на­ла «Во­ро­бей». В кон­це ян­ва­ря 1924 го­да в «Во­ро­бье» по­яви­лись рас­ска­зы Жит­ко­ва «Шквал» и «Над мо­рем». А в днев­ни­ке по­яви­лась но­вая за­пись: «Да, неожи­дан­но и бес­по­во­рот­но от­кры­лась ка­лит­ка в этом за­бо­ре, вдоль ко­то­ро­го я хо­дил и без­успеш­но сту­чал: ку­ла­ка­ми, каб­лу­ка­ми, го­ло­вой. Со­всем не там, где я сту­чал, от­кры­лась дверь и ска­за­ли: ра­ди Бо­га, вхо­ди­те, вхо­ди­те!». Вско­ре «Во­ро­бей» был пе­ре­име­но­ван в «Но­во­го Ро­бин­зо­на», а Жит­ков стал его ре­дак­то­ром на­равне с Мар­ша­ком.

В том же 1924 го­ду вы­шел сбор­ник мор­ских по­ве­стей Жит­ко­ва «Злое мо­ре». Поз­же — сбор­ник ска­зоч­ных по­ве­стей «Эл­чон-Кайя» (1926), на­уч­но-ху­до­же­ствен­ные кни­ги «Про эту кни­гу» и «Свет без ог­ня»; ис­то­ри­ко-при­клю­чен­че­ская по­весть «Чёр­ные па­ру­са» (1927), книж­ка-са­мо­дел­ка «Одень ме­ня» (1928), «Семь ог­ней» (1929).

Вско­ре со­здал­ся один из луч­ших цик­лов рас­ска­зов Жит­ко­ва «Рас­ска­зы о жи­вот­ных». «Про сло­на» (1925), «Ман­гу­ста» (1927), «Про обе­зьян­ку» (1927), «Удав» (1928), «Про вол­ка» (1929), «Ти­хон Матве­ич» (1935) и дру­гие.

Не ме­нее ин­те­ре­сен цикл «Мор­ские ис­то­рии» (1925-1937) - «Шквал», «Ме­ха­ник Са­лер­но», «На во­де», «Под во­дой», «Ни­ко­лай Ис­а­ич Пуш­кин», «Дя­день­ка», «Чёр­ная ма­хал­ка», «Кор­жик Дмит­рий» и дру­гие.

А в 1927 го­ду Бо­рис Жит­ков сам стал… ге­ро­ем сти­хо­тво­ре­ния!

— За­каз­ное из Ро­сто­ва

Для то­ва­ри­ща Жит­ко­ва!

— За­каз­ное для Жит­ко­ва?

 Из­ви­ни­те, нет та­ко­го!

— Где же этот граж­да­нин?

— Уле­тел вче­ра в Бер­лин».

Мно­гие пом­нят эти стро­ки из сти­хо­тво­ре­ния Мар­ша­ка «Поч­та». О том, как за­каз­ное пись­мо по­бы­ва­ло и в Гер­ма­нии, и в Ан­глии, и в Бра­зи­лии… И, на­ко­нец, сно­ва при­ле­те­ло в Ле­нин­град и на­шло по­лу­ча­те­ля.

В 1936 го­ду Бо­рис Сте­па­но­вич взял­ся за неве­ро­ят­ную кни­гу - «эн­цик­ло­пе­дию для че­ты­рёх­лет­них граж­дан» под на­зва­ни­ем «По­че­муч­ка». Слу­ша­те­лем и кри­ти­ком от­дель­ных глав стал сын сест­ры Жит­ко­ва — Алё­ша. Имен­но ма­лень­кий Алё­ша-По­че­муч­ка стал глав­ным ге­ро­ем книж­ки. Алё­ша едет на по­ез­де, ле­тит на са­мо­лё­те, плы­вёт на па­ро­хо­де — и всё ему ин­те­рес­но. Имен­но с его слов чи­та­те­ли узна­ют: как ло­вят ры­бу, как устро­ен танк, кто жи­вёт в зоо­са­де, о же­лез­ной до­ро­ге, о па­ро­хо­де, как по­лу­ча­ет­ся шёлк и т. д. «Что я ви­дел» - так на­зы­ва­ет­ся кни­га. Она ста­ла по­след­ней кни­гой, на­пи­сан­ной Жит­ко­вым, вы­шед­шая уже по­сле его смер­ти.

 

Советуем прочитать и провести:

  • За­ня­тие по вос­пи­та­нию пси­хо­ло­ги­че­ской куль­ту­ры : (5 клас­сы) [Текст] : [биб­лио­теч­ный урок-об­суж­де­ние рас­ска­за Бо­ри­са Жит­ко­ва «Кен­гу­ра»] // Ка­лей­до­скоп юби­лей­ных дат : сбор­ник сце­на­ри­ев для про­ве­де­ния мас­со­вых ме­ро­при­я­тий в школь­ных и дет­ских биб­лио­те­ках. - Москва, 2006. - С. 83-86.
  • Аки­мо­ва, Л. М. Как стать зна­то­ком? (ли­те­ра­тур­ная иг­ра по мо­ти­вам кни­ги Бо­ри­са Жит­ко­ва «По­мощь идёт») [Текст] / Л. М. Аки­мо­ва // Биб­лио­теч­ный вест­ник Ка­ре­лии. - Пет­ро­за­водск, 2003. - Вып. 6. - С. 102-104.
  • Чер­нен­ко, Г. Т. Веч­ный Ко­лумб [Текст] : необык­но­вен­ная жизнь Бо­ри­са Жит­ко­ва / Г. Т. Чер­нен­ко // Биб­лио­те­ка в шко­ле (ПС). - 2015. - (№ 7/8 (331). - С. 32-37.
  • Бут­ман, И. Вкус­ные от­ве­ты [Текст] : [о Б. С. Жит­ко­ве] / И. Бут­ман // Ми­ша. - 2015. - № 3. - С. 8-9.
  • Чер­нен­ко, Г. Т. По сле­дам «веч­но­го Ко­лум­ба» [Текст] : / Г. Т. Чер­нен­ко // Нева. - 2012. - № 9. - С. 192-199.
  • Зуб­ко­ва, М. Од­но­класс­ник Кор­нея Чу­ков­ско­го [Текст] : [в сен­тяб­ре 2012 го­да ис­пол­ня­ет­ся 130 лет со дня рож­де­ния Бо­ри­са Сте­па­но­ви­ча Жит­ко­ва] / М. Зуб­ко­ва // Чи­та­ем вме­сте. - 2012. - № 8/9. - С. 32.
  • Да­вы­до­ва, М. А. О ман­гу­сте, ко­сточ­ке и бла­го­род­ных лю­дях [Текст] : [о жиз­ни и твор­че­стве дет­ско­го пи­са­те­ля Б. С. Жит­ко­ва] / М. А. Да­вы­до­ва // Чи­та­ем, учим­ся, иг­ра­ем. - 2012. - № 7. - С. 67-69.
  • Пеш­кин, Л. Г. Эру­дит, пу­те­ше­ствен­ник, пи­са­тель [Текст] : к 130-ле­тию со дня рож­де­ния Б. Жит­ко­ва / Л. Г. Пеш­кин // Книж­ки, нот­ки и иг­руш­ки для Ка­тюш­ки и Ан­дрюш­ки. - 2012. - № 7. - С. 7-9.
  • Зу­ра­бо­ва, К. На­чи­на­ю­щий ли­те­ра­тор со­ро­ка трёх лет : штри­хи к порт­ре­ту Бо­ри­са Жит­ко­ва [Текст] : [жизнь и твор­че­ство Б. Жит­ко­ва, по­зна­ва­тель­ная бе­се­да по рас­ска­зу «Как я ло­вил че­ло­веч­ков»] / К. Зу­ра­бо­ва // До­школь­ное вос­пи­та­ние. - 2008. - № 4. - С. 92-101.
  • Зай­ко­ва, Ю. С. Пу­те­ше­ствен­ник, на­ту­ра­лист, пи­са­тель : к 135-ле­тию со дня рож­де­ния Б. С. Жит­ко­ва [Текст] [сце­на­рий ме­ро­при­я­тия по твор­че­ству Б. С. Жит­ко­ва для де­тей 8-9 лет] / Ю. С. Зай­ко­ва // Книж­ки, нот­ки и иг­руш­ки для Ка­тюш­ки и Ан­дрюш­ки. - 2017. - № 5. - С. 4-7.
  • Ва­силь­ко­ва, Г. Стран­ная судь­ба «Вик­то­ра Ва­ви­ча», или Ро­ман без ме­ста [Текст] : [о ро­мане Бо­ри­са Жит­ко­ва «Вик­тор Ва­вич», ко­то­рый поз­во­лил го­во­рить об ав­то­ре как о не толь­ко дет­ском, но и «взрос­лом» пи­са­те­ле] / Г. Ва­силь­ко­ва // Звез­да. - 2012. - № 9. - С. 132-141.
  • Ле­си­на, Н. М. На все ру­ки ма­стер : к 125-ле­тию Бо­ри­са Жит­ко­ва : по­зна­ва­тель­ное ме­ро­при­я­тие [Текст] / Н. М. Ле­си­на // Книж­ки, нот­ки и иг­руш­ки для Ка­тюш­ки и Ан­дрюш­ки. - 2007. - № 8. - С. 11-14.


21 сентября 70 лет со дня рождения американского писателя Стивена Кинга (1947)

Ро­дил­ся 21 сен­тяб­ря 1947 го­да в го­ро­де Порт­лен­де шта­та Мэн в се­мье ка­пи­та­на тор­го­во­го фло­та. Ко­гда Сти­ве­ну бы­ло два го­да, отец вы­шел из до­ма ку­пить си­га­ре­ты и про­пал. Ма­те­ри, чтобы про­кор­мить се­мью при­хо­ди­лось брать­ся за лю­бую низ­ко­опла­чи­ва­е­мую ра­бо­ту. Тру­ди­лась про­дав­щи­цей в бу­лоч­ной, на­ни­ма­лась при­слу­гой в бо­га­тые до­ма. Се­мья то и де­ло пе­ре­ез­жа­ла из шта­та в штат. Жи­ли в Ин­ди­ане, Мас­са­чу­сет­се, Вис­кон­сине, Кон­нек­ти­ку­те. На­ко­нец, оста­но­ви­лись в го­род­ке За­пад­ный Да­рем шта­та Мэн. Ча­стые пе­ре­ез­ды по­до­рва­ли и без то­го сла­бое здо­ро­вье Сти­ве­на. Тя­же­ло пе­ре­нёс корь, По­том — ост­рый фа­рин­гит, пе­ре­шед­ший в уш­ную ин­фек­цию, неиз­ле­чи­мую ан­ти­био­ти­ка­ми. Три­жды пе­ре­нёс адскую боль, ко­гда ему про­ка­лы­ва­ли уш­ную пе­ре­пон­ку. Из-за бо­лез­ни оста­вал­ся на вто­рой год в пер­вом клас­се.

Чтобы от­влечь­ся от бо­лез­ней, се­ми­лет­ний Сти­вен на­пи­сал рас­сказ о при­клю­че­ни­ях ка­пи­та­на Кей­си. Ис­точ­ни­ком стал ко­микс об от­важ­ном ка­пи­тане. Маль­чик про­сто пе­ре­ска­зал про­чи­тан­ное. Мать по­хва­ли­ла его про­из­ве­де­ние, но при этом за­ме­ти­ла, что сын мо­жет со­здать что-ни­будь своё. И, ко­гда ему бы­ло две­на­дцать лет, он по­ка­зал ей че­ты­ре ма­лень­ких рас­ска­за о бе­лом кроль­чон­ке и о трёх его при­я­те­лях-зверь­ках, разъ­ез­жа­ю­щих по го­ро­ду, чтобы вы­ру­чить де­тей, по­пав­ших в бе­ду. За каж­дый из них мать за­пла­ти­ла ему 25 цен­тов.

В то же вре­мя он страст­но увлёк­ся филь­ма­ми ужа­сов: «Тварь из Чёр­ной Ла­гу­ны», «Пси­хуш­ка», «Я был под­рост­ком-обо­рот­нем», «Дво­рец Мон­те­су­мы», «Пес­ки Ивод­зи­мы». За­чи­ты­вал­ся кни­га­ми и ко­мик­са­ми: «Бай­ки из скле­па», «Гроб­ни­ца ужа­сов», «Склеп ужа­са», «Безу­мие», «Че­ло­век па­ук», «Су­пер­мен», «Халк». Но при этом он был очень впе­чат­ли­тель­ным. Как сам вспо­ми­нал, был очень на­пу­ган сце­ной лес­но­го по­жа­ра из мульт­филь­ма «Бэм­би» - дол­гое вре­мя но­чью сни­лись кош­ма­ры, и как слу­шал ра­дио­по­ста­нов­ку Рэя Бред­бе­ри «Марс это рай». В кон­це 1950-х вни­ма­ние один­на­дца­ти­лет­не­го Сти­ве­на, как и боль­шин­ства аме­ри­кан­цев, за­хва­ти­ла че­ре­да кро­ва­вых изу­верств, со­вер­шён­ных 19-лет­ним Чар­лзом Старк­ве­зе­ром и его 14-лет­ней по­друж­кой Кэ­рил Фу­гейт (вме­сте они уби­ли 11 че­ло­век в Небрас­ке и Вай­о­мин­ге). Сти­вен со­брал це­лый аль­бом га­зет­ных вы­ре­зок о пре­ступ­ле­ни­ях Старк­ве­зе­ра.

Пи­са­тель­ская ка­рье­ра Кин­га на­ча­лась в ян­ва­ре 1959 го­да, ко­гда вме­сте со стар­шим бра­том Дэ­ви­дом со­здал соб­ствен­ную го­род­скую га­зе­ту «Ли­сток Дэ­ви­да». Раз­мно­жа­ли на ста­ром ми­мео­гра­фе (ма­шине тра­фа­рет­ной пе­ча­ти для быст­ро­го раз­мно­же­ния книг ма­лы­ми и сред­ни­ми ти­ра­жа­ми) и рас­про­стра­ня­ли сре­ди со­се­дей по За­пад­но­му Да­ре­му за 5 цен­тов за эк­зем­пляр. Дэ­вид от­ве­чал за мест­ные но­во­сти, а Сти­вен пи­сал ре­цен­зии на лю­би­мые те­ле­шоу и филь­мы, а так­же ко­рот­кие рас­ска­зы. При­мер­но, в это же вре­мя маль­чик озна­ко­мил­ся с твор­че­ством Го­вар­да Фил­лип­са Лав­краф­та, став­ше­го его лю­би­мым ав­то­ром. Как он поз­же ска­зал в ин­тер­вью в 2009 го­ду, что, од­на­жды, ро­ясь в гру­де ста­рых от­цов­ских книг на чер­да­ке, на­шёл сбор­ник рас­ска­зов Лав­краф­та в мяг­кой жёл­той об­лож­ке «Та­я­щий­ся в те­нях». И при чте­нии этих зло­ве­щих ис­то­рий он ис­пы­тал чув­ство «воз­вра­ще­ния до­мой».

В 1960 го­ду вме­сте с дру­гом Кри­сом Чес­ли Кинг опуб­ли­ко­вал несколь­ко ко­рот­ких рас­ска­зов в са­мо­дель­ном сбор­ни­ке «Лю­ди, ме­ста и ве­щи». Через год вы­шла дру­гая кни­га «Звёзд­ные за­хват­чи­ки».

В стар­ших клас­сах Кинг дол­го не мог опре­де­лить­ся: что ему де­лать по­сле шко­лы. По­сту­пать в уни­вер­си­тет, или ехать доб­ро­воль­цем во Вьет­нам, где Аме­ри­ка уже два го­да ве­ла вой­ну. Это нуж­но бы­ло ему, чтобы со­би­рать све­де­ния для бу­ду­ще­го твор­че­ства. То, что он бу­дет пи­са­те­лем, уже знал точ­но. В кон­це кон­цов, он по­сту­пил в кол­ледж, где на­чал го­то­вить­ся к по­ступ­ле­нию в уни­вер­си­тет. А, чтобы за­ра­бо­тать на учё­бу, устро­ил­ся на ткац­кую фаб­ри­ку. Он кле­ил упа­ков­ки для то­ва­ров и скла­ды­вал их в кон­тей­не­ры. В про­ме­жут­ках меж­ду ра­бо­той от­го­нял пол­чи­ща агрес­сив­ных крыс, ко­то­рые во­ди­лись в под­ва­ле. Поз­же эти впе­чат­ле­ния ста­ли ос­но­вой рас­ска­за «Ноч­ная сме­на».

В ав­гу­сте 1966 го­да Кинг по­сту­пил на от­де­ле­ние ан­глий­ской ли­те­ра­ту­ры уни­вер­си­те­та шта­та Мэн. Во вре­мя учё­бы стал чле­ном Сту­ден­че­ско­го Се­на­та, вёл еже­не­дель­ную ко­лон­ку в сту­ден­че­ской га­зе­те «Кам­пус Мэна». В то же вре­мя на­чи­на­ет под­дер­жи­вать ан­ти­во­ен­ное дви­же­ние в кам­пу­се, счи­тая вой­ну во Вьет­на­ме ан­ти­кон­сти­ту­ци­он­ным де­лом. Свои вос­по­ми­на­ния о сту­ден­че­ской жиз­ни и ан­ти­во­ен­ных на­стро­е­ни­ях он поз­же ис­поль­зо­вал в сво­ём ро­мане «Серд­ца в Ат­лан­ти­де». Сре­ди пре­по­да­ва­те­лей уни­вер­си­те­та был из­вест­ный ли­те­ра­ту­ро­вед Кэрол Тер­релл, опуб­ли­ко­вав­ший в 1999 го­ду кни­гу о сво­ём уче­ни­ке «Сти­вен Кинг: че­ло­век и ху­дож­ник».

В 1970 го­ду он окон­чил учё­бу со сте­пе­нью ба­ка­лав­ра. По­сколь­ку Сти­вен дол­го не мог най­ти ра­бо­ту школь­но­го учи­те­ля, то жил на скром­ные за­ра­бот­ки ра­бо­ты в пра­чеч­ной Нью-Фран­кли­на, сту­ден­че­скую ссу­ду его же­ны Та­би­ты, на го­но­ра­ры за рас­ска­зы в жур­на­лах для муж­чин.

В 1971 устро­ил­ся учи­те­лем ан­глий­ско­го Хэмп­ден шта­та Мэн. Ра­бо­тая по ве­че­рам и по вы­ход­ным, он про­дол­жал пи­сать рас­ска­зы и ро­ма­ны.

Пи­са­тель­ская сла­ва к нему при­шла неожи­дан­но. Как-то в му­сор­ной кор­зине его же­на об­на­ру­жи­ла чер­но­вик неза­кон­чен­но­го ро­ма­на «Кэр­ри» и на­сто­я­ла, чтобы Сти­вен его до­пи­сал. Са­мо­му же ему про­из­ве­де­ние ка­за­лось неудач­ным. Ро­ман был от­прав­лен в из­да­тель­ство «Дабл­дей», где ра­бо­тал его друг Уи­льям Томп­сон. Ро­ман был опуб­ли­ко­ван, а сам ав­тор по­лу­чил аванс в раз­ме­ре 2500 дол­ла­ров. Кни­га очень по­нра­ви­лась чи­та­те­лям. Вско­ре «Дабл­дей» про­да­ло пра­ва на из­да­ние «Кэр­ри» бо­лее круп­но­му из­да­тель­ству «NAL» за 400 ты­сяч дол­ла­ров. По­ло­ви­ну сум­мы по­лу­чил ав­тор.

В 70-х - 80-х го­дах Кинг пуб­ли­ко­вал­ся под псев­до­ни­мом Ричард Бах­ман. Под этим име­нем бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны «Ху­де­ю­щий», «Дол­гая про­гул­ка», «Ярость», «До­рож­ные ра­бо­ты», «Бе­гу­щий че­ло­век». Но вско­ре его тай­на бы­ла рас­кры­та. Про­да­вец од­но­го из книж­ных ма­га­зи­нов Стив Бра­ун под­ме­тил, что сти­ли пись­ма Бах­ма­на и Кин­га очень схо­жи, и за­явил ши­ро­кой об­ще­ствен­но­сти о сво­ей до­гад­ке.

В 1982 го­ду вы­шел «Стре­лок» - пер­вый ро­ман цик­ла «Тём­ная баш­ня», ко­то­рый был окон­чен в 2012 го­ду вось­мым то­мом «Сквозь за­моч­ную сква­жи­ну». В том же, 1982 го­ду за де­сять дней им был на­пи­сан 300-стра­нич­ный ро­ман «Бе­гу­щий че­ло­век».

В 1996 го­ду вы­шел ро­ман «Зе­лё­ная ми­ля».

В 1998 го­ду Кинг стал ав­то­ром сце­на­рия по­пуляр­но­го те­ле­се­ри­а­ла то­го вре­ме­ни «Сек­рет­ные ма­те­ри­а­лы». 8 фев­ра­ля се­рия под на­зва­ни­ем «Чин­га» впер­вые вы­шла на экра­ны.

19 июня 1999 го­да пи­са­тель был сбит ав­то­мо­би­лем во вре­мя про­гул­ки с со­ба­кой. Про­ле­тев несколь­ко мет­ров, он ска­тил­ся с до­ро­ги и упал в кю­вет, где был най­ден по­ли­ци­ей. Несмот­ря на силь­ней­шую боль, он дал но­ме­ра те­ле­фо­нов близ­ких. В боль­ни­це у пи­са­те­ля об­на­ру­жи­ли мно­же­ствен­ные пе­ре­ло­мы пра­вой но­ги, пе­ре­лом бед­ра, трав­мы го­ло­вы и лёг­ких. Но­гу ед­ва уда­лось спа­сти от ам­пу­та­ции. Из-за бо­ли в бед­ре бы­ло труд­но си­деть. Это со­бы­тие лег­ло в ос­но­ву 7 ча­сти ро­ма­нов из цик­ла «Тём­ная баш­ня», а так­же на­шло отоб­ра­же­ние в од­ном из филь­мов се­ри­а­ла «Ко­ролев­ский гос­пи­таль».

В 2004 го­ду опуб­ли­ко­ва­на по­след­няя часть «Тём­ной Баш­ни». А через два го­да вы­шло но­вое про­из­ве­де­ние «Ис­то­рия Ли­зи».

С 2008-го по 2016-ый Сти­вен Кинг по­ра­до­вал чи­та­те­лей сбор­ни­ком рас­ска­зов «По­сле за­ка­та» и ро­ма­на­ми «Дью­ма-Ки», «Под ку­по­лом», «Док­тор Сон», «Ми­стер Мер­се­дес» и «Воз­рож­де­ние».Ле­том 2016 го­да пре­зен­то­вал тре­тью часть ро­ма­на «Ми­стер Мер­се­дес», ко­то­рая на­зы­ва­ет­ся «Пост сдал».

 

Советуем прочитать и провести:

  • Ка­кой кош­мар!.. или все о Сти­вене Кин­ге [Текст] : [о твор­че­стве и жиз­ни пи­са­те­ля Сти­ве­на Кин­га.] // Эс­киз. - 2017. - № 3. - С. 14-17.
  • Спи­ри­до­но­ва, Д. Кош­ки Сти­ве­на Кин­га [Текст] : [кош­ки в твор­че­стве аме­ри­кан­ско­го пи­са­те­ля Сти­ве­на Кин­га] / Д. Спи­ри­до­но­ва // Друг. Жур­нал для лю­би­те­лей ко­шек. - 2015. - № 4. - С. 62-66.
  • Бун­чук, А. Хэй­вен [Текст] : [о ми­сти­че­ском се­ри­а­ле, в ос­но­ве ко­то­ро­го ле­жит про­из­ве­де­ние Сти­ве­на Кин­га «Па­рень из Ко­ло­ра­до»] / А. Бун­чук // Мир фан­та­сти­ки. - 2012. - № 101. - С. 74-77.


22 сентября 60 лет со дня рождения российского писателя Петра Марковича Алешковского (1957)

Ро­дил­ся 22 сен­тяб­ря 1957 го­да в ин­тел­ли­гент­ной се­мье в Москве. В 1974 го­ду по­сле окон­ча­ния шко­лы с углуб­лён­ным изу­че­ни­ем ан­глий­ско­го язы­ка, по­сту­пил на ис­то­ри­че­ский фа­куль­тет (ка­фед­ра ар­хео­ло­гии) МГУ. Как он сам поз­же го­во­рил о сво­ей про­фес­сии: «Моя ста­рая про­фес­сия ар­хео­ло­га, под­за­бы­та - по­за­бро­шен­ная, си­дит во мне, вес­ной на­чи­на­ет ра­бо­тать мо­тор­чик, хо­чет­ся в «по­ле…..» Ис­то­рик, за­ни­ма­ю­щий­ся неко­ей стра­ной, го­ро­дом и не по­бы­вав­ший мно­го раз в изу­ча­е­мом про­стран­стве, вы­зы­ва­ет у ме­ня недо­ве­рие, по­до­зре­ние, а иной раз и брезг­ли­вость». Во вре­мя учё­бы объ­е­хал весь Со­вет­ский Со­юз.

По­сле окон­ча­ния ра­бо­тал во Все­со­юз­ном объ­еди­не­нии «Со­юз­ре­став­ра­ция» ар­хео­ло­гом. «...ез­дил на край­ний Се­вер - в Нов­го­род, на Со­лов­ки, в Во­лог­ду, ко­пал фун­да­мен­ты раз­ру­ша­ю­щих­ся мо­на­сты­рей и усво­ил, как От­че наш, что лю­бой ар­хи­тек­тур­ный па­мят­ник - це­нен, кра­сив - будь то буд­ка 19 ве­ка или со­бор 12, кон­струк­ти­вист­ский га­рах Мель­ни­ко­ва или су­саль­ное стро­е­ние Бар­мы и Пост­ни­ка на Крас­ной пло­ща­ди, име­ну­е­мое По­кров­ский со­бор…».

В се­ре­дине 80-х от на­уч­ной де­я­тель­но­сти об­ра­тил­ся к ли­те­ра­тур­ной. «Ар­хео­ло­гия как на­у­ка мне ра­но на­ску­чи­ла, ве­щи встре­ча­ют­ся пре­лест­ные, жи­вые, необыч­ные, но на­ка­лы­вать жу­ка на кар­тон­ку все­гда бы­ло скуч­но. Мне за ве­ща­ми ме­ре­щи­лись лю­ди, по­то­му и ушёл в фан­та­зи­ро­ва­ние, а вот ува­же­ние к тру­ду уче­но­го оста­лось на всю жизнь. Каж­до­му да­ет­ся свой оп­ти­че­ский при­бор, чтобы что-то су­меть по­нять, что ли... точ­нее при­фан­та­зи­ро­вать, объ­яс­нить се­бе — за­чем и по­че­му».

В 1993-1994го­ды в жур­на­ле «Со­гла­сие» был опуб­ли­ко­ван со­кра­щён­ный ва­ри­ант ис­то­ри­че­ско­го ро­ма­на Алеш­ков­ско­го, по­свя­щён­но­го рус­ско­му по­эту XVIII ве­ка Ва­си­лию Ки­рил­ло­ви­чу Тре­ди­а­ков­ско­му. Пол­ный ва­ри­ант ро­ма­на под на­зва­ни­ем «Ар­ле­кин, или Жиз­не­опи­са­ние Ва­си­лия Тре­ди­а­ков­ско­го» вы­шел в 1995 го­ду. Клю­чом для со­зда­ния ро­ма­на по­слу­жи­ла му­зы­ка Тре­ди­а­ков­ско­го, вос­со­здан­ная совре­мен­ным ди­ри­жё­ром. «Каж­дый по­эт рож­да­ет­ся из му­зы­ки». Тре­ди­а­ков­ский у него — жи­вой, по­э­ти­че­ски ода­рён­ный че­ло­век XVIII сто­ле­тия, мно­гое по­няв­ший и от­крыв­ший, но не по­ня­тый совре­мен­ни­ка­ми.

Осо­бое вни­ма­ние Алеш­ков­ско­го — к совре­мен­ной Рос­сии. Так в цик­ле рас­ска­зов «Стар­го­род: Го­ло­са из хо­ра» по­ка­за­на жизнь ма­лень­ко­го про­вин­ци­аль­но­го го­род­ка Стар­го­ро­да. Сре­ди его жи­те­лей — учи­те­ля, ста­рые фрон­то­ви­ки, ре­став­ра­то­ры, ар­хи­ви­сты, быв­шие за­клю­чён­ные, дев­чон­ки-про­стуш­ки. Их «го­ло­са из хо­ра» зву­чат со стра­ниц. Алеш­ков­ский об­ра­ща­ет­ся к ска­зо­вым тра­ди­ци­ям XIX — ХХ ве­ков, как бы про­ве­ряя их воз­мож­но­сти при во­пло­ще­нии в совре­мен­ной жиз­ни. Так в рас­ска­зе «Чу­до и яв­ле­ние» ан­ге­лы и бе­сы бо­рют­ся за ду­шу зэч­ки Рай­ки Порт­но­вой. Ан­ге­лы по­беж­да­ют, по­то­му что Порт­но­ва рас­ка­я­лась, и Бог при­нял её рас­ка­я­ние.

О Стар­го­ро­де так­же бы­ла на­пи­са­на по­весть «Жиз­не­опи­са­ние Хорь­ка» (1993). Ге­рой её Да­нил по про­зви­щу Хо­рёк, дей­стви­тель­но, чем-то по­хож на та­ко­го зверь­ка. «Тель­це его вы­тя­ну­лось, ста­ло гиб­ким, но из-за недо­раз­ви­тых ног – ступ­ни бы­ли ма­лень­кие, он за все­ми до­на­ши­вал обут­ку – вы­гля­де­ло при­зе­ми­стым, как у зверь­ка, а плос­ко­ва­тое ли­чи­ко с кри­вя­щим­ся ртом, сну­ю­щие бле­стя­щие глаз­ки и ма­лень­кие от­то­пы­рен­ные уши как нель­зя боль­ше под­хо­ди­ли к клич­ке Хо­рёк». И, по сло­вам ав­то­ра, у Хорь­ка бы­ли «ин­ту­и­ция, верх­нее зве­ри­ное чу­тье». Кни­га во­шла в финаль­ный спи­сок бу­ке­ров­ской пре­мии (1994). Стар­го­ро­ду так­же по­свя­щён, вы­шед­ший в 2003 го­ду сбор­ник «Чай­ки».

В ро­мане «Вла­ди­мир Чи­г­рин­цев» (1996) со­от­не­се­ны рус­ская до­ре­во­лю­ци­он­ная жизнь и совре­мен­ная дей­стви­тель­ность, дво­рян­ство ис­то­ри­че­ское и совре­мен­ное.

С 1997 го­да по 1998 го­ды Алеш­ков­ский ра­бо­тал над по­вест­во­ва­ни­ем «Седь­мой че­мо­дан­чик». В нём он по­пы­тал­ся вос­со­здать порт­ре­ты близ­ких и даль­них род­ствен­ни­ков, се­мей­ную ис­то­рию и ис­то­рию сво­е­го ро­да. В том чис­ле, рас­ска­зы­вал об ос­но­ва­те­ле ро­да Ге­ор­гии Хри­сто­фо­ро­ви­че Зо­гра­фе.

В 2003 вы­шла сказ­ка с немно­го стран­ным на­зва­ни­ем «Рудл и Бурдл». Сказ­ка-миф о двух стран­ни­ках из Пу­те­ше­ству­ю­ще­го на­ро­да — Руд­ле и Бурд­ле. Стран­ни­ки по­па­да­ют в стра­ну, где солн­це и лу­на по­ме­ня­лись ме­ста­ми, и те­перь всем гро­зит ги­бель от недо­сы­па. А все­му ви­ной — влюб­лён­ный Про­фес­сор, сбе­жав­ший из ци­ви­ли­зо­ван­но­го ми­ра в ди­кую при­ро­ду.

Так­же из­вест­ны его про­из­ве­де­ния: «Ры­ба» (2006), «Ин­сти­тут сно­ви­де­ний» (2009), «От Моск­вы» и «Об­рат­ная сто­ро­на Лу­ны» (2010), «Жиз­не­опи­са­ние Хорь­ка» (2011), «Кре­пость» (2015).

«Кре­пость» - это свое­об­раз­ное воз­вра­ще­ние к ар­хео­ло­ги­че­ской ра­бо­те. Ге­рой — Иван Маль­цов ве­дёт рас­коп­ки в од­ном из ста­рин­ных рус­ских го­род­ков. Он одер­жим ис­то­ри­ей Зо­ло­той Ор­ды. В снах неод­но­крат­но встре­ча­ет­ся с мон­голь­ским во­и­ном. Со­би­рая ма­те­ри­а­лы и до­пол­няя их сво­и­ми за­клю­че­ни­я­ми, Иван пи­шет кни­гу о тех вре­ме­нах. В 2016 го­ду «Кре­пость» сде­ла­ла ав­то­ра ла­у­ре­а­том пре­мии «Рус­ский Бу­кер».

 

Советуем прочитать и провести:

  • Во­до­лаз­кин, Е. Ав­то­порт­рет на фоне эпо­хи: совре­мен­ные пи­са­те­ли опре­де­ля­ют свое ли­те­ра­тур­ное вре­мя [Текст] : [опуб­ли­ко­ван опрос совре­мен­ных пи­са­те­лей, в том чис­ле П. М. Алеш­ков­ско­го, поз­во­ля­ю­щий за­гля­нуть в их внут­рен­ний мир, в их твор­че­скую ла­бо­ра­то­рию] / Е. Во­до­лаз­кин // Биб­лио­теч­ное де­ло. - 2015. - № 11. - С. 6-23.
  • Ман­чха, Г. Алеш­ков­ский П. М. Ры­ба. Ис­то­рия од­ной ми­гра­ции / Г. Ман­чха // У книж­ной пол­ки. - 2007. - № 1. - С. 57-58.
  • Кац, Э. Э. Но­вей­шая про­за : Ан­дрей Дмит­ри­ев, Алек­сей Сла­пов­ский, Пётр Алеш­ков­ский / Э. Э. Кац, Н. Л. Кар­на­ух // Рус­ская сло­вес­ность. - 2004. - № 4. - С. 47-50.
  • Бо­га­ты­рё­ва, И. Финаль­ный по­бег [Текст] [ре­цен­зия на кни­гу П. М. Алеш­ков­ско­го «Кре­пость»] / И. Бо­га­ты­рё­ва // Но­вый мир. - 2016. - № 3. - С. 198-200.
  • Ле­бё­душ­ки­на, О. П. Воз­вра­ще­ние Ге­роя [Текст] : [ре­цен­зия на кни­гу П. М. Алеш­ков­ско­го «Кре­пость»] / О. П. Ле­бё­душ­ки­на // Биб­лио­те­ка в шко­ле (ПС). - 2015. - № 12 (335). - С. 49-51.


25 сентября 120 лет со дня рождения американского писателя Уильяма Фолкнера (1897-1962)

Ро­дил­ся 25 сен­тяб­ря 1897 го­да в Нью-Ол­ба­ни (шта­те Мис­си­си­пи). Его пра­дед Уи­льям Кларк Фолк­нер, во вре­мя вой­ны Се­ве­ра и Юга слу­жил в ар­мии южан, и был ав­то­ром из­вест­но­го в те го­ды ро­ма­на «Бе­лая ро­за Мем­фи­са» (1881). В го­ро­де да­же бы­ла по­став­ле­на ста­туя. Поз­же пи­са­тель вспо­ми­нал о сво­ём пра­де­де: «Его зна­ло мно­же­ство лю­дей, но нет двух че­ло­век, ко­то­рые вспо­ми­на­ли бы его или по­хо­жим об­ра­зом опи­сы­ва­ли».

Ко­гда Уи­льям был ма­лень­ким, се­мья пе­ре­еха­ла в Окс­форд — на се­вер шта­та. По­сле то­го, как при­над­ле­жа­щая се­мье, же­лез­ная до­ро­га бы­ла про­да­на, отец об­за­вёл­ся плат­ной ко­нюш­ней и ско­бя­ной лав­кой, а по­сле стал ин­спек­то­ром в уни­вер­си­те­те Мис­си­си­пи.

Уи­лья­мом и его млад­ши­ми бра­тья­ми за­ни­ма­лась чер­но­ко­жая нянь­ка Ка­ро­ли­на Барр, ко­то­рая до 16 лет бы­ла в раб­стве. Она рас­ска­зы­ва­ла им мно­же­ство ис­то­рий о жиз­ни чёр­ных неволь­ни­ков и о войне Се­ве­ра и Юга. Бра­тья ла­зи­ли на де­ре­вья за пти­чьи­ми гнёз­да­ми, лю­би­ли по­хо­ды в лес, ко­то­рый на­чи­нал­ся сра­зу за их до­мом, ста­ви­ли опы­ты по хи­мии и фо­то­гра­фии. Уи­льям лю­бил чи­тать. Вна­ча­ле — это бы­ли кни­ги из биб­лио­те­ки пра­де­да, чей вкус «сво­дил­ся к про­стей­шей пря­мо­ли­ней­ной ро­ман­ти­ке, вро­де Скот­та и Дю­ма». Силь­ное впе­чат­ле­ние на Уи­лья­ма про­из­вёл ро­ман поль­ско­го пи­са­те­ля Ген­ри­ка Сен­ке­ви­ча «Пан Во­ло­ды­ев­ский». В 16 лет по­зна­ко­мил­ся с кни­га­ми ан­глий­ских по­этов Ал­джер­но­на Чарль­за Су­ин­бер­на, Пер­си Би­ши Шел­ли, Джо­на Кит­са, Сэмю­э­ля Тей­ло­ра Кольри­джа. Сам был пре­крас­ным рас­сказ­чи­ком, и умел го­во­рить так увле­ка­тель­но, что мог за­ста­вить сво­е­го при­я­те­ля Фр­эн­ка Ма­к­элроя вы­пол­нять за него ра­бо­ту по до­му — при­но­сить из-за са­рая вёд­ра с уг­лём — лишь бы Уи­льям ему что-ни­будь рас­ска­зы­вал. С 9 лет ез­дил на взрос­лую охо­ту. Свои дет­ские впе­чат­ле­ния от охо­ты он поз­же пе­ре­дал в по­ве­сти «Мед­ведь».

В шко­ле за два го­да окон­чил че­ты­ре клас­са. В 12 лет вы­пус­кал ру­ко­пис­ную га­зе­ту. А в 13 на­пи­сал сти­хи, по­свя­щён­ные Эс­телл Ол­дх­эм — де­воч­ке, в ко­то­рую был влюб­лён.

Но, несмот­ря на лю­бовь к чте­нию, учил­ся очень сла­бо, и был ис­клю­чён из де­ся­то­го клас­са. Неко­то­рое вре­мя ра­бо­тал сче­то­во­дом в бан­ке у сво­е­го де­да.

В 1918 го­ду Фолк­нер хо­тел всту­пить доб­ро­воль­цем в ар­мию, но по­лу­чил от­каз из-за ма­ло­го ро­ста. В то вре­мя в Ев­ро­пе шла пер­вая ми­ро­вая вой­на. Фолк­нер за­чи­ты­вал­ся со­об­ще­ни­я­ми о по­дви­гах лёт­чи­ков, сбив­ши­ми 38, 40, а то 72 са­мо­лё­та. И, ко­гда был объ­яв­лен на­бор в Ка­над­ские во­ен­но-воз­душ­ные си­лы, по­сту­пил в во­ен­ную шко­лу в То­рон­то. Но лёт­чи­ком так и не стал. Вой­на за­кон­чи­лась, преж­де чем он окон­чил курс.

Вер­нув­шись в США, по­сту­пил в уни­вер­си­тет Мис­си­си­пи, вы­брав для изу­че­ния фран­цуз­ский и ис­пан­ский язы­ки и ан­глий­скую ли­те­ра­ту­ру. Но через пол­го­да бро­сил учё­бу. Ра­бо­тал про­дав­цом книж­но­го ма­га­зи­на в Нью-Йор­ке, плот­ни­ком, ма­ля­ром, а за­тем уни­вер­си­тет­ским почт­мей­сте­ром в род­ном Окс­фор­де.

В 1925 го­ду опуб­ли­ко­вал сбор­ник сти­хов «Мра­мор­ный фавн», в ко­то­ром уга­ды­ва­лось вли­я­ние фран­цуз­ских сим­во­ли­стов. Мра­мор­ный фавн по­сре­ди пре­крас­но­го са­да, где всё жи­вёт — цве­тут ро­зы, бьют фон­та­ны, шу­мят де­ре­вья.

В том же го­ду он пе­ре­ехал в Но­вый Ор­ле­ан, где по­зна­ко­мил­ся с жур­на­ли­стом Шерву­дом Ан­дер­со­ном. Он по­со­ве­то­вал на­чи­на­ю­ще­му ав­то­ру уде­лять боль­ше вни­ма­ния не по­э­зии, а про­зе. Его сло­ва под­твер­дил про­вал «Мра­мор­но­го фав­на». Его со­ве­том бы­ло — пи­сать о том, что Фолк­нер луч­ше зна­ет — об Аме­ри­кан­ском Юге, об од­ном кро­хот­ном участ­ке зем­ли «раз­ме­ром с поч­то­вую мар­ку».

В 1927 го­ду вы­шел ро­ман «Мос­ки­ты», дей­ствие в ко­то­ром про­ис­хо­ди­ло в го­ро­де Джеф­фер­сон — обоб­ща­ю­щем об­ра­зе ма­лень­ких го­род­ков Юга Аме­ри­ки. Вслед за ним в 1929 го­ду был вы­пу­щен «Са­то­рис», от­кры­вав­ший се­рию про­из­ве­де­ний о се­мьях Са­то­ри­сов и Комп­со­нов. В этом же го­ду бы­ли на­пи­са­ны рас­ска­зы, в ко­то­рых по­яви­лись окруж­ной про­ку­рор Гэ­вин Сти­венс и тор­го­вец швей­ны­ми ма­шин­ка­ми «Рэт­лиф» Флем Сно­упс, став­шие ге­ро­я­ми и дру­гих про­из­ве­де­ний Фолк­не­ра.

Пер­вое боль­шое при­зна­ние при­шло к Фолк­не­ру по­сле вы­хо­да в 1929 го­ду ро­ма­на в че­ты­рёх ча­стях «Шум и ярость». В этом ро­мане за­дол­го до вто­рой ми­ро­вой вой­ны про­зву­ча­ли сло­ва, ко­то­рые по­том бу­дут осо­зна­ны как один из её ито­гов: Ни од­на бит­ва не при­во­дит к по­бе­де. Битв да­же не су­ще­ству­ет. По­ле боя лишь рас­кры­ва­ет че­ло­ве­ку глу­би­ну его за­блуж­де­ний и его от­ча­я­ния, а по­бе­да — это толь­ко ил­лю­зия, по­рож­де­ние фило­со­фов и глуп­цов».

В ро­мане «Ко­гда я уми­ра­ла» (1930) Аис Банд­рен, вы­пол­няя пред­смерт­ную во­лю же­ны — по­хо­ро­нить её в Джеф­фер­соне, вы­ло­вил её гроб из во­ды, спас его из го­ря­ще­го са­рая, а в кон­це вер­нул­ся в дом с но­вой же­ной.

По­пуляр­ность при­шла вме­сте с ро­ма­ном «Свя­ти­ли­ще» (1931). В 1932 го­ду вы­шел ро­ман «Свет в ав­гу­сте». В 1936 - «Аве­са­лом, Аве­са­лом». В 1939 — ро­ман «Ди­кие паль­мы», а в 1940 — пер­вый ро­ман о се­мье Сно­уп­сов - «Де­ре­вуш­ка». Сле­ду­ю­щие ро­ма­ны о Сно­упсах ста­нут за­вер­ша­ю­щи­ми твор­че­ство Фолк­не­ра: «Го­род» (1957) и «Особ­няк» (1959). А меж­ду ни­ми и пер­вым ро­ма­ном три­ло­гии вы­шли «Осквер­ни­тель пра­ха» (1948) и ро­ман «Прит­ча» (1954). Ро­ман «Прит­ча» в том же го­ду при­нёс ав­то­ру Пу­лит­це­ров­скую пре­мию.

В 1949 Уи­льям Фолк­нер был удо­сто­ен Но­белев­ской пре­мии «за его зна­чи­тель­ный и с ху­до­же­ствен­ной точ­ки зре­ния уни­каль­ный вклад в раз­ви­тие совре­мен­но­го аме­ри­кан­ско­го ро­ма­на».

В 1951 го­ду Фолк­нер стал Ка­ва­ле­ром Ор­де­на По­чёт­но­го ле­ги­о­на Фран­ции. В том же го­ду по­лу­чил На­цио­наль­ную книж­ную пре­мию за сбор­ник рас­ска­зов.

В 1962 го­ду Фолк­нер на­чал ра­бо­ту над сво­ей по­след­ней кни­гой «По­хи­ти­те­ли». Ро­ман был удо­сто­ен Пу­лит­це­ров­ской пре­мии (1963).

 

Советуем прочитать и провести:

  • Ку­ра­ев, М. Н. Мер­ца­ю­щая про­за Уи­лья­ма Фолк­не­ра [Текст] : за­мет­ки рус­ско­го чи­та­те­ля / М. Н. Ку­ра­ев // Нева. - 2012. - № 8. - С. 197-209.


0 0 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Комментарии (8)

  1. Николай 10 октября 2017, 11:40 #
    Слишком много текста
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.