«Книги, помогающие жить: книги для особых детей и тех, кто их окружает»

Бо­лезнь или да­же ин­ва­лид­ность – это не при­го­вор, а лишь до­пол­ни­тель­ные труд­но­сти в жиз­ни. Мно­гое в жиз­ни де­тей с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми про­ис­хо­дит не так как у здо­ро­вых ре­бя­ти­шек. Но стес­нять­ся сво­е­го со­сто­я­ния, от­го­ра­жи­вать­ся от ми­ра не на­до, да­же ес­ли кто-то те­бя не по­ни­ма­ет, сме­ет­ся над то­бой, а мо­жет да­же оби­жа­ет.

Де­тей с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми на­зы­ва­ют ещё ано­маль­ны­ми детьми, детьми с про­бле­ма­ми, ис­клю­чи­тель­ны­ми детьми, а ещё сол­неч­ны­ми детьми…И мы их бу­дем так на­зы­вать. Сол­неч­ный ма­лыш мо­жет стать как да­ром для се­мьи, так и на­ка­за­ни­ем. В лю­бом слу­чае рож­де­ние и вос­пи­та­ние та­ко­го ма­лы­ша – ис­пы­та­ние для него са­мо­го и для его близ­ких.

Спо­соб­ны ли мы лю­бить, при­ни­мать не та­ких, как мы? Спо­соб­ны ли мы быть Людь­ми? Кни­ги, о ко­то­рых пой­дет речь даль­ше - это кни­ги для осо­бых де­тей и тех, кто их окру­жа­ет.

Андерсен Г. К. Ангел [Текст]. Любое издание (0+)

«…в уз­кой ули­це, в низ­ком под­ва­ле, жил бед­ный боль­ной маль­чик. С са­мых ран­них лет он веч­но ле­жал в по­сте­ли; ко­гда же чув­ство­вал се­бя хо­ро­шо, то про­хо­дил на ко­сты­лях по сво­ей ка­мор­ке ра­за два взад и впе­ред, вот и всё. Раз сын со­се­да при­нёс маль­чи­ку поле­вых цве­тов, меж­ду ни­ми был один с кор­нем; маль­чик по­са­дил его в цве­точ­ный гор­шок и по­ста­вил на ок­но близ сво­ей кро­ват­ки. Маль­чик по­ли­вал его, уха­жи­вал за ним и за­бо­тил­ся о том, чтобы его не ми­но­вал ни один луч, ко­то­рый толь­ко про­би­рал­ся в ка­мор­ку. Ре­бё­нок жил и ды­шал сво­им лю­бим­цем, ведь тот цвёл, бла­го­ухал и хо­ро­шел для него од­но­го. К цвет­ку по­вер­нул­ся маль­чик да­же в ту по­след­нюю ми­ну­ту, ко­гда его от­зы­вал к се­бе Гос­подь Бог...»

- От­ку­да ты зна­ешь всё это? – спро­си­ло ди­тя.

- Знаю! – от­ве­чал Ан­гел. – Ведь я сам был тем бед­ным ка­ле­кою маль­чи­ком, что хо­дил на ко­сты­лях!»

«Каж­дый раз, как уми­ра­ет доб­рое, хо­ро­шее ди­тя, с неба спус­ка­ет­ся бо­жий ан­гел, бе­рёт ди­тя на ру­ки и об­ле­та­ет с ним на сво­их боль­ших кры­льях все его лю­би­мые ме­ста. По пу­ти они на­би­ра­ют це­лый бу­кет раз­ных цве­тов и бе­рут их с со­бою на небо, где они рас­цве­та­ют еще пыш­нее, чем на зем­ле». Так слу­чи­лось и на этот раз: «И ди­тя ши­ро­ко-ши­ро­ко от­кры­ло глаз­ки, вгля­ды­ва­ясь в пре­лест­ное, ра­дост­ное ли­цо ан­ге­ла. В ту же са­мую ми­ну­ту они очу­ти­лись на небе у Бо­га, где ца­рят веч­ные ра­дость и бла­жен­ство. Бог при­жал к сво­е­му серд­цу умер­шее ди­тя – и у него вы­рос­ли кры­лья, как у дру­гих ан­ге­лов, и он по­ле­тел ру­ка об ру­ку с ни­ми».

Андерсен Г. К. Стойкий оловянный солдатик [Текст]. Любое издание (0+)

Все сол­да­ти­ки бы­ли со­вер­шен­но оди­на­ко­вы, кро­ме од­но­го, ко­то­рый был с од­ной но­гой: его от­ли­ва­ли по­след­ним и оло­ва немнож­ко не хва­ти­ло. Но он сто­ял на сво­ей од­ной но­ге так же твёр­до, как дру­гие на двух. Од­но­но­гий сол­да­тик, как раз, и ока­зал­ся са­мым за­ме­ча­тель­ным из всех. А его недо­ста­ток с лих­вой ком­пен­си­ро­вал­ся храб­рым и лю­бя­щим серд­цем.

Анисимова А. Невидимый слон [Текст] / Анна Анисимова ; худож. Диана Лапшина [Текст]. - Москва : Фома, 2013. – 24 с. : цв. ил. ; 27 см. - (Настя и Никита ; Вып. 94). (+6)

В этой уди­ви­тель­но свет­лой и тро­га­ю­щей серд­це книж­ке, ка­за­лось бы, не про­ис­хо­дит ни­че­го осо­бен­но­го. Про­сто де­воч­ка ра­дост­но и теп­ло рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей жиз­ни. О том, как до­ма с ма­мой иг­ра­ла в прят­ки, как с па­пой хо­ди­ла в му­зей, услы­ша­ла там про сло­на и да­же по­тро­га­ла его бив­ни. А по­том чи­сти­ла пол, и ду­ма­ла, что пы­ле­сос по­хож на сло­на, толь­ко без ушей. А ещё она рас­ска­зы­ва­ет про за­ня­тия в ху­до­же­ствен­ной шко­ле, про об­ла­ка, плы­ву­щие в небе, про на­сто­я­ще­го сло­на в зоо­пар­ке, ко­то­ро­му она бро­си­ла мор­ков­ку… И лишь по­сте­пен­но в этих рас­ска­зах чи­та­те­лю от­кры­ва­ет­ся прон­зи­тель­ная ис­ти­на: де­воч­ка сле­пая. Неви­ди­мый слон стал ча­стью боль­шо­го ми­ра, в ко­то­ром пол­но и яр­ко жи­вёт ре­бё­нок, ли­шён­ный зре­ния и бе­реж­но охра­ня­е­мый окру­жа­ю­щи­ми де­воч­ку людь­ми.

«Ско­ро осень. Мы с ма­мой идём в ма­га­зин по­ку­пать для ме­ня одеж­ду и обувь. Я при­ме­ряю паль­то, тро­гаю боль­шие круг­лые пу­го­ви­цы. Они глад­кие и при­ят­ные. За­со­вы­ваю в кар­ма­ны ру­ки — глу­бо­кие. Мож­но спря­тать мно­го каш­та­нов и неза­мет­но пе­ре­би­рать их паль­ца­ми. Ма­ма го­во­рит, что на­до вы­брать цвет паль­то: что есть крас­ное и зе­лё­ное.

-Ка­кой крас­ный? — спра­ши­ваю я.

-Как по­ми­дор, — го­во­рит ма­ма.

- А зе­лё­ный ка­кой?

- Как яб­ло­ко.

Ко­неч­но, я вы­би­раю яб­лоч­ное паль­то! По­то­му что яб­ло­ки звон­ко хру­стят, а по­ми­до­ры хлю­па­ют и ка­па­ют…»

ДиКамилло, К. Приключения мышонка Десперо, а точнее – Сказка о мышонке, принцессе, тарелке супа и катушке с нитками [Текст] / Кейт ДиКамилло ; пер. с англ. Ольги Варшавер ; ил. Игоря Олейникова - Москва : Махаон, 2009. - 204 c. : цв. ил. (+6)

Мы­шо­нок Дес­пе­ро ро­дил­ся в зам­ке, где из­дав­на жи­ли его пред­ки. Но ро­дил­ся он не та­ким, как обыч­ные мы­ша­та – у него бы­ли слиш­ком боль­шие уши, он поз­же дру­гих от­крыл гла­за и во­об­ще был за­мо­ры­шем. Бра­тья и сёст­ры ста­ра­лись дер­жать­ся от него по­даль­ше, а у ро­ди­те­лей от го­ря опу­сти­лись ла­пы. Но Дес­пе­ро не толь­ко вы­жил, но и вы­рос. Сер­деч­ко мы­шон­ка уме­ло лю­бить и ему до­ста­ло от­ва­ги спу­стить­ся в мрач­ное под­зе­ме­лье зам­ка, ку­да ко­вар­ные кры­сы хит­ро­стью за­ма­ни­ли прин­цес­су. Дес­пе­ро спас прин­цес­су и по­двиг его при­ми­рил всех оби­та­те­лей зам­ка и под­зе­ме­лья.

Катаев В. Цветик-семицветик [Текст] Любое издание. (+0)

«Ле­ти, ле­ти, ле­пе­сток,

Через за­пад на во­сток,

Через се­вер, через юг,

Воз­вра­щай­ся, сде­лав круг.

Лишь кос­нешь­ся ты зем­ли –

Быть по-мо­е­му ве­ли.

«Ве­ли, чтобы Ви­тя был здо­ров!», – про­го­во­ри­ла де­воч­ка Же­ня, от­ры­вая по­след­ний ле­пе­сток вол­шеб­но­го цвет­ка. И в ту же ми­ну­ту маль­чик Ви­тя, об­ре­чён­ный по­жиз­нен­но хо­дить в урод­ли­вом баш­ма­ке на очень тол­стой по­дош­ве, «вско­чил со ска­мьи, стал иг­рать с Же­ней в сал­ки и бе­гал так хо­ро­шо, что де­воч­ка не мог­ла его до­гнать, как ни ста­ра­лась». Сказ­ка со счаст­ли­вым кон­цом, ко­то­ро­го мог­ло и не быть. Ведь преды­ду­щие же­ла­ния Же­ни бы­ли со­всем дру­ги­ми...

Кротов, В. Г. Червячок Игнатий и его чаепития : сказки [Текст] / Виктор Кротов ; ил. Анны Власовой. - 2-е изд. - Москва : Центр Нарния, 2010. - 138 [3] с. : ил. (+0)

У чер­вяч­ка Иг­на­тия и его мно­го­чис­лен­ных дру­зей по­явил­ся но­вый зна­ко­мый – пя­ти­но­гий па­ук Файв (ес­ли кто-то за­был: у па­у­ков во­семь ног). Пер­вы­ми Фай­ва уви­де­ли па­уча­та Чак и Чи­ка и он про­из­вёл на них неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние: «Он про­сто шёл. Но так стран­но, мед­лен­но, ко­со­бо­ко… про­сто жуть. Буд­то и не па­ук во­все, а при­ви­де­ние». Муд­рый чер­вя­чок Иг­на­тий по­спе­шил их успо­ко­ить: «Мо­жет, он очень да­же хо­ро­ший, хоть и хо­дит стран­но». И дей­стви­тель­но, пя­ти­но­гий па­ук Файв ока­зал­ся не про­сто «очень да­же хо­ро­шим», а ещё пре­крас­ным иг­ро­ком в са­лоч­ки: обыг­рав всю ком­па­нию, «те­перь он ка­зал­ся им уди­ви­тель­но склад­ным и лов­ким». Так­же Файв ока­зал­ся ин­те­рес­ным со­бе­сед­ни­ком, и да­же ав­то­ром кни­ги. Свою кни­гу он раз­ме­стил в Ин­тер­не­те. По­сле то­го, как Файв в ре­зуль­та­те ава­рии по­те­рял три но­ги, пле­сти па­у­ти­ну ему ста­ло слож­но. Но он на­шёл се­бе «осо­бую па­у­ти­ну. Ведь Ин­тернет так и на­зы­ва­ют – все­мир­ной па­у­ти­ной, по­то­му что она весь мир опле­та­ет». В сво­ей кни­ге Файв на­пи­сал о том, что ин­ва­ли­дов не бы­ва­ет: «Ин­ва­ли­да­ми на­зы­ва­ют тех, кто ни­че­го не мо­жет де­лать, по­то­му что у него не хва­та­ет ла­пок, кры­лы­шек или с го­ло­вой что-то не в по­ряд­ке… Но ведь не бы­ва­ет та­ких, кто СОВСЕМ ни на что не спо­со­бен. Про­сто неко­то­рые пря­чут­ся ото всех в свою щель, пря­чут­ся за свои труд­но­сти. А мож­но и с эти­ми труд­но­стя­ми быть осо­бен­ным и нуж­ным для осталь­ных».

де Сегюр, С. Маленький горбун : перевод с французского [Текст] / Софи де Сегюр ; [пер. Е. Чистяковой-Вэр ; худож. Э. Баяр]. - Москва : ЭНАС-КНИГА, 2011. - 213, [3] с. : ил. - (Книги на все времена) (+12)

По­весть, на­пи­сан­ная фран­цуз­ской пи­са­тель­ни­цей, рас­ска­зы­ва­ет о друж­бе де­ся­ти­лет­не­го Фран­с­уа и ше­сти­лет­ней Хри­сти­ны. Каж­дый из де­тей по-сво­е­му несча­стен. Ро­ди­те­ли ма­лень­кой Хри­сти­ны со­вер­шен­но к ней рав­но­душ­ны. Де­воч­ку вос­пи­ты­ва­ет немец­кая бон­на, ко­то­рая её не лю­бит и по­сто­ян­но неза­слу­жен­но её на­ка­зы­ва­ет. Фран­с­уа вос­пи­ты­ва­ет­ся от­цом, ко­то­рый ста­ра­ет­ся за­ме­нить маль­чи­ку и умер­шую мать. В ран­нем дет­стве маль­чик «упал и сде­лал­ся гор­ба­тым». Фран­с­уа стра­да­ет от на­сме­шек сверст­ни­ков, а ино­гда и взрос­лых. Но Хри­сти­ну его физи­че­ский недо­ста­ток не сму­ща­ет, она ви­дит, что маль­чик от­зыв­чив, добр и спо­со­бен ис­пы­ты­вать ис­крен­ние чув­ства. Со вре­ме­нем друж­ба вы­рос­ших де­тей пе­ре­рас­та­ет в боль­шое чув­ство. А Фран­с­уа при по­мо­щи за­бав­но­го док­то­ра Па­о­ло Пе­рон­ни из­бав­ля­ет­ся от гор­ба.

Де Амичис, Э. Сердце [Текст] : / Эдмондо Де Амичис ; [пер. с итал. В. Давиденковой ; ил. В. Фирсовой]. - М. : Камея,1993. - 271, [1] с. : ил. (+12)

«…смот­ри с ува­же­ни­ем на де­тей, ко­то­рые, па­ра за па­рой, вы­хо­дят из раз­ных ин­сти­ту­тов: сле­пых, глу­хо­не­мых, ка­лек, си­рот, бро­шен­ных де­тей. Помни, что это пе­ред то­бой про­хо­дят го­ре и ми­ло­сер­дие че­ло­ве­че­ства.

– Прав­да ли, си­ньор учи­тель, что вы учи­ли сле­пых?

– Да, в те­че­ние мно­гих лет, – от­ве­тил тот, и то­гда Де­рос­си негром­ко при­ба­вил:

– Рас­ска­жи­те нам о них что-ни­будь.

– Ах, маль­чи­ки, по­ду­май­те о том, что неко­то­рые из них по­те­ря­ли зре­ние в те­че­ние несколь­ких дней, дру­гие – по­сле дол­гих лет бо­лез­ни и мно­гих страш­ных хи­рур­ги­че­ских опе­ра­ций, а мно­гие так и ро­ди­лись, во мра­ке но­чи, ко­то­рая для них ни­ко­гда не за­си­я­ет за­рей, во­шли в мир, как в огром­ное под­зе­ме­лье, не зна­ют да­же, как вы­гля­дит че­ло­ве­че­ское ли­цо! Пред­ставь­те се­бе, как они долж­ны бы­ли стра­дать и как стра­да­ют, ко­гда смут­но ста­ра­ют­ся по­нять страш­ную раз­ни­цу меж­ду ни­ми и те­ми, кто ви­дит, и как они спра­ши­ва­ют се­бя: «От­ку­да же взя­лась эта раз­ни­ца? Ведь мы ни в чём не ви­но­ва­ты». ..... Ко­гда я рас­ста­вал­ся со сле­пы­ми детьми, мне ка­за­лось, что мы – это счаст­ли­вое ис­клю­че­ние, что мы об­ла­да­ем неза­слу­жен­ной при­ви­ле­ги­ей ви­деть до­ма, лю­дей, небо. .... я уве­рен, что сре­ди вас нет ни од­но­го, кто не по­чув­ство­вал бы се­бя го­то­вым от­дать часть сво­е­го соб­ствен­но­го зре­ния, чтобы дать хо­тя бы сла­бый от­блеск его этим бед­ным де­тям, для ко­то­рых солн­це не име­ет све­та, а мать – ли­ца».

Бернетт, Ф.Таинственный сад [Текст] / Фрэнсис Бернетт ; пер. с англ. [А. Иванова, А. Устиновой ; худож. А. Власова]. - М. : ЭНАС, 2010. - 260, [2] с. : ил. - (Маленькие женщины) (+12)

Де­ся­ти­лет­няя ан­гли­чан­ка Мэ­ри Лен­нокс вы­рос­ла в Ин­дии. Ро­ди­те­ли Мэ­ри ско­ро­по­стиж­но умер­ли и де­воч­ку от­пра­ви­ли в Ан­глию к её дя­де – лор­ду Крей­вен. Дя­дя не рад при­ез­ду сво­ей пле­мян­ни­цы. Уже де­сять лет он опла­ки­ва­ет по­те­рю лю­би­мой же­ны и ему неко­гда за­ни­мать­ся ма­лень­кой Мэ­ри. Чтобы хоть как-то раз­влечь­ся и не чув­ство­вать се­бя оди­но­кой, Мэ­ри на­чи­на­ет ис­сле­до­вать огром­ный особ­няк дя­ди. В од­ной из ком­нат пыт­ли­вая ис­сле­до­ва­тель­ни­ца на­хо­дит ключ от две­ри в та­ин­ствен­ный са­дик, та­кой же за­бро­шен­ный, как и са­ма Мэ­ри. Узна­ёт де­воч­ка и страш­ную тай­ну се­мьи Крей­вен: же­на лор­да умер­ла при ро­дах, но её ре­бе­нок, о су­ще­ство­ва­нии ко­то­ро­го зна­ет толь­ко лорд и при­слу­га, маль­чик по име­ни Ко­лин, жи­вёт в од­ной из ком­нат особ­ня­ка. Он тя­же­ло бо­лен, не мо­жет хо­дить и ни­ко­гда не вы­би­ра­ет­ся за пре­де­лы сво­ей ком­на­ты. Мэ­ри при­во­дит в по­ря­док ма­лень­кий са­дик и вы­во­зит ту­да Ко­ли­на в ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке. Ма­лень­кая Мэ­ри со­вер­ша­ет боль­шое чу­до! Про­гул­ки в са­ди­ке ис­це­ля­ют маль­чи­ка: он учит­ся хо­дить и ра­до­вать­ся жиз­ни.

Бруштейн, А. Я. Дорога уходит в даль… [Текст]. Любое издание. (+12)

Юль­ки­ны но­ги не хо­дят, они по­ра­же­ны ра­хи­том от жиз­ни впро­го­лодь в тём­ном по­гре­бе. Юль­ка – не из глав­ных ге­ро­инь этой за­ме­ча­тель­ной книж­ки, но за­быть её невоз­мож­но. По судь­бе де­воч­ки мож­но про­сле­дить, как вхо­дит в жизнь че­ло­ве­ка ис­це­ле­ние, как ру­шат­ся, ка­за­лось бы, непре­одо­ли­мые сте­ны из пред­рас­суд­ков меж­ду нею и дру­ги­ми людь­ми, как по­мощь то­му, кто в ней нуж­да­ет­ся, ста­но­вит­ся не толь­ко есте­ствен­ной по­треб­но­стью, но и ра­до­стью для то­го, кто её ока­зы­ва­ет.

Никольская, А. Порожек : повесть [Текст] // А. О. Никольская. Валя offline: молодежные романтические повести / Анна Никольская ; [худож. К. Прокофьев]. - Москва : Аквилегия-М, 2013. – С. 229-286 с. - (Современная проза) (+12)

Эта по­весть со­всем неболь­шая, но на­дол­го за­па­да­ет в ду­шу и серд­це. В обыч­ной се­мье: ма­ма, па­па, ба­буш­ка и те­тя рас­тёт уче­ни­ца чет­вёр­то­го клас­са Ли­доч­ка. Де­воч­ка, по­сле трав­мы, по­лу­чен­ной в дет­ском са­ду, не мо­жет хо­дить. Лидочек не уме­ет хо­дить, за­то она уме­ет мно­го че­го дру­го­го. На­при­мер, раз­го­ва­ри­вать по ду­шам с ри­зен­шна­у­це­ром Чу­чи­ком, ле­тать во сне, шить иг­руш­ки из ста­рых кол­го­ток и ма­стер­ски объ­ез­жа­ет по­рож­ки на но­вой аме­ри­кан­ской ко­ляс­ке.

Каж­дый член се­мьи чув­ству­ет свою от­вет­ствен­ность за де­воч­ку и ста­ра­ет­ся ре­шить свя­зан­ные с ней про­бле­мы по-сво­е­му. От это­го у де­воч­ки толь­ко при­бав­ля­ет­ся про­блем. По­это­му Ли­доч­ка пред­по­чи­та­ет на­хо­дить­ся в оди­но­че­стве: «В оди­но­че­стве без­опас­но и уют­но…» По­это­му в её жиз­ни по­яв­ля­ет­ся её ма­лень­кая стра­на За­шка­фье. Еще она со­чи­ня­ет ис­то­рии про за­шкав­цев, ко­то­рые жи­вут за па­пи­ным книж­ным шка­фом, в их квар­ти­ре.

Кассиль, Л. Держись капитан! [Текст ]. Любое издание (+12)

В го­ды вой­ны ав­тор кни­ги по­се­щал боль­ни­цы, где ле­жа­ли ра­не­ные де­ти. В Москве, в Ру­са­ков­ской боль­ни­це на­хо­дит­ся на ле­че­нии че­тыр­на­дца­ти­лет­ний Гри­ша Фила­тов, в недав­нем про­шлом – ка­пи­тан ре­бя­чьей фут­боль­ной ко­ман­ды. Те­перь у него нет од­ной но­ги. Её при­шлось ам­пу­ти­ро­вать, по­сле из­де­ва­тельств над маль­чи­ком, по­пав­шим в плен к фа­ши­стам.

Гри­ше непро­сто при­нять то, что с ним про­изо­шло. В боль­ни­цу на­ве­стить и под­дер­жать сво­е­го ка­пи­та­на при­шли его дру­зья и при­нес­ли ему кни­гу. «А ка­пи­тан вер­нул­ся в свою па­ла­ту, по­ста­вил у кой­ки ко­сты­ли, лег и рас­крыл книж­ку… Бро­си­лось в гла­за ме­сто, об­ве­ден­ное си­ним ка­ран­да­шом. «Лорд Бай­рон,– чи­тал ка­пи­тан,– остав­ший­ся с дет­ства на всю жизнь хро­мым, тем не ме­нее поль­зо­вал­ся в об­ще­стве огром­ным успе­хом и сла­вой. Он был неуто­ми­мым пу­те­ше­ствен­ни­ком, бес­страш­ным на­езд­ни­ком, ис­кус­ным бок­се­ром и вы­да­ю­щим­ся плов­цом...». Ка­пи­тан пе­ре­чи­тал это ме­сто три ра­за под­ряд, по­том по­ло­жил кни­гу на тум­боч­ку, по­вер­нул­ся ли­цом к стене и при­нял­ся меч­тать».

Слу­чай, опи­сан­ный в рас­ска­зе, про­изо­шёл на са­мом де­ле. Впер­вые этот неболь­шой рас­сказ был на­пе­ча­тан в ав­тор­ских сбор­ни­ках в1943 го­ду.

Кузнецова Ю. Выдуманный Жучок. Рассказы о больничной жизни [Текст] : [повесть] / Юлия Кузнецова. - Москва : Центр «Нарния», 2011. - 150, [4] с. : ил. - (Наш ковчег: детям и подросткам) (+12)

Ав­то­ру этих «боль­нич­ных» рас­ска­зов, ла­у­ре­а­ту Ма­лой пре­мии «За­вет­ной меч­ты» при­шлось са­мой про­ле­жать несколь­ко ме­ся­цев в боль­ни­це – дет­ской ней­ро­хи­рур­гии – па­то­ло­гий и се­рьёз­ных травм го­ло­вы. Лич­ный опыт стал им­пуль­сом и ос­но­вой кни­ги: «Во­круг нас про­ис­хо­ди­ли ис­то­рии. Они бы­ли раз­ны­ми, и буд­нич­ны­ми, и неве­ро­ят­ны­ми, по­чти вол­шеб­ны­ми. Сей­час, ко­гда боль­ни­ца «вы­шла» из ме­ня, я по­ни­маю – рас­ска­зать об их ге­ро­ях необ­хо­ди­мо».

Комментарии (13)

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.